Воскресенье, 20 июня 2021 21:00

Протопресвитер Феодор Зисис. Святой Дух объединяет, а не разделяет

1. Новая Вавилонская башня: глобализация и экуменизм

К написанию этой статьи нас побудил великий праздник Пятидесятницы, в дивных песнопениях которого богодвижимые гимнографы являют нам величественное и спасительное сошествие Святаго Духа «в виде огненных языков на святых учеников и апостолов» и дальнейшее непрестанное Его присутствие и действие в жизни Церкви.

Важнейшим измерением действия (греч. ἐνέργεια) и деятельности Святаго Духа является единство всех людей, делающихся членами Церкви через Святое Крещение и присоединяющихся к одному и единственному Телу Церкви, которая имеет своей главой Христа. Если Христос есть Глава Церкви, то Святой Дух — это её душа, которая оживотворяет всё тело и связывает, соединяет его члены вместе с Главой и друг с другом [1]. Церковь и Святой Дух связаны онтологически: нет Церкви там, где не действует Дух Святой. Как подчеркивает свт. Иоанн Златоуст, «если бы не присутствовал Дух, то не существовала бы и Церковь; если же Церковь существует, то очевидно, что Дух присутствует» [2]. Тот же богоносный Отец учит, что в жизни Церкви все, касающееся нашего спасения, исходит от Святого Духа: «И что, скажи мне, из относящегося к нашему спасению не Духом устроено для нас? Чрез Него мы освобождаемся от рабства, призываемся в свободу, вводимся в усыновление, вновь, так сказать, созидаемся, слагаем с себя тяжкое и смрадное бремя грехов; чрез Духа святого мы видим лики священников, имеем полки учителей; от этого источника и дары откровений, и дарования исцелений; и всем прочим, что обыкновенно украшает ее, Церковь снабдевается отсюда» [3]. Представление Златоуста о том, что всё в Церкви подаётся Духом Святым, является общим местом всего православного учения. Например, свт. Василий Великий часто перечисляет дары и действия Святого Духа, особенно в своей работе «О Святом Духе», где он говорит, что «вообще нет дара, который бы без Святого Духа нисходил к твари» [4]. Это же повторяет и весьма любимая православными верующими стихира из службы Пятидесятницы: «Вся подает Дух Святый, точит пророчествия, священники совершает, некнижныя мудрости научи, рыбари богословцы показа, весь собирает собор церковный. Единосущне и сопрестольне Отцу и Сыну, Утешителю, слава Тебе».

С распространением Церкви по всей Вселенной разделенный и расколотый идолопоклоннический мир очень быстро нашел в спасительной проповеди Христовой ту величайшую объединяющую силу, которая уникальным и неповторимым в истории образом объединила всех людей в новую христианскую ойкумену, особенно с тех пор, как Константин Великий, по Божественному внушению, увидел в христианстве единственную духовную силу, которая могла бы обеспечить единство многокультурной, многоконфессиональной и многорелигиозной Римской империи. Римский Мир (Pax Romana), насаждаемый и поддерживаемый при помощи политических, военных и экономических мер, не смог дать людям такое единство, которого удалось в дальнейшем достичь Христианскому Миру (Pax Christiana) и которое непоколебимо сохранялось в течение первого тысячелетия после Рождества Христова, продолжая существовать и во втором тысячелетии, несмотря на разделения. Это единство было установлено без войн и насилия, но посредством проповедания мира, единомыслия, любви, смирения и примирения.

Раздробленность и мультикультурализм древнего мира, которые вели к соперничеству, войнам и насилию, сегодня (действуя тираническим и тайным способом) пытаются вернуть обратно те, кто проповедует так называемую «Новую Эру» и «Новый мировой порядок». Они хвалятся своими достижениями в области электроники и новых технологий, но при этом, как стало ясно во время коронавирусного кризиса, пытаются манипулировать миром, направляя его против Христа, против Церкви, чтобы лишить его покоя, спокойствия и защиты от зла и греха; внушить ему страх перед лицом возможной смерти; превратить людей в трусливых и запуганных существ, подчиняющихся их разрушительным командам и указаниям. Идёт речь о новой хуле против Всемогущего Бога, которая, к сожалению, не только не была отвергнута недостойным, раболепным и продажным церковным руководством, но оно тоже соучаствовало в ней, соглашаясь и сотрудничая с её вдохновителями.

Это новая Вавилонская башня, башня глобализации и экуменизма, которую они нагло и дерзко возводят в течение целого столетия, похваляясь возможностями науки и «Новой Эры», чтобы маргинализировать Христа и Его Церковь и открыть «новую эру» тирании и террора антихриста. На эти размышления наводят некоторые песнопения Пятидесятницы, которые позволяют нам понять, что Бог может легко остановить любую хулу и кощунственную дерзость и восстановить единство во Христе и богопознание, поскольку со дня Пятидесятницы в Церкви пребывает и действует Святой Дух, Который объединяет людей со Святой Главой Церкви, Христом, и между собой. Кондак праздника, который обычно в краткой форме содержит извещение о празднуемом событии и раскрывает его духовный смысл, гласит: «Егда снизшед языки слия, разделяше языки Вышний, егда же огненныя языки раздаяше, в соединение вся призва, и согласно славим Всесвятаго Духа». В переводе это означает: «Когда Всевышний сошел на землю и смешал языки, то чрез сие Он разделил народы. Когда же Он раздавал огненные языки в день Пятидесятницы, то призвал всех к соединению. Посему мы все согласно прославляем Всесвятаго Духа». О том же и стихира, которая поётся на Великой вечерне: «Языцы иногда размесишася, дерзости ради столпотворения: языцы же ныне умудришася, славы ради боговедения. Тамо осуди нечестивыя погрешением: зде просветил есть Христос рыбари Духом. Тогда упразднися безгласие к мучению: ныне обновляется согласие ко спасению душ наших». В переводе это означает: «Некогда языки были смешаны за то, что дерзнули строить Вавилонскую башню; ныне же языки мудрости исполнились, чтобы прославлялось богопознание. Там Бог осудил нечестивых за грех построения башни; здесь Христос просветил рыбаков Духом Святым. Тогда неспособность изъясниться явилась в наказание; ныне же обновляется согласие ко спасению душ наших» [5].

 

2. «Изволися Святому Духу и нам».

Со дня Пятидесятницы в Церкви действительно установилось дивное единство и согласие благодаря постоянному присутствию и действию Святого Духа. Слова «в соединение вся призва» из кондака Пятидесятницы, которые мы привели выше, осуществлялись и продолжают осуществляться на деле. Конечно, в истории Церкви со времен Апостолов до наших дней было немало явлений, вызывающих разделения и расколы, обычно порождаемые сатанинским эгоизмом и гордыней, по причине которых диавол отделился от Бога, помрачился сам и теперь пытается помрачить и других как первовиновник и сообщник всех разделений и расколов. В жизни Церкви на протяжении веков царит удивительное единство и согласие, совершителем и создателем которого является просветляющее и объединяющее присутствие Святого Духа. Все решения — не монархические и тиранические, а соборные и коллективные, и они всегда принимаются в Духе Святом. Если же иногда случается так, что человеческие планы и силы антихриста мешают просвещающему и объединяющему присутствию Святого Духа в соборных заседаниях и процессах, то Святой Дух отступает от этих соборов и просвещает отдельных епископов, клириков, монахов и мирян, чтобы они способствовали водворению истинной соборности, дабы Святой Дух мог вернуться и продолжить Свое объединяющее действие.

Апостольский Собор в Иерусалиме (49 г. от Р. Х.) стал образцом для всех последующих Соборов, потому что он выражал веру всей Церкви, а не отдельных лиц или групп. В Деяниях апостолов, повествующих об этом Соборе, написано: «Тогда изволися апостолом и старцем со всею Церковию»[6]. А в конце решений, разрешающих разногласия и раздоры, указывается главный и основополагающий фактор единства и согласия — Святой Дух: «Изво́лися бо Святому Духу и нам» [7]. Фактически, эта фраза с тех пор сопровождает все решения Соборов, хотя в некоторых случаях она ставится просто для видимости и звучит претенциозно и ложно, потому что и еретические, и раскольнические соборы стремятся представить свои решения как принятые в Духе Святом.

 

3. Отделение еретиков и раскольников не вредит единству Церкви.

Эти богодухновенные принципы функционирования соборной системы неуклонно соблюдали Святые Отцы, поэтому вплоть до сегодняшнего дня наша Православная Церковь — Едина и Нераздельна; это та самая Святая Соборная и Апостольская Церковь, о которой говорится в Символе веры, имеющая единство в вере, в богослужении и в управлении. Отделение еретиков и раскольников от тела Церкви не нарушает её единство, но укрепляет и сохраняет его, что на практике подтверждается всеми решениями Соборов против ересей и расколов. Это же подчеркивается и в 15-м правиле Двукратного Собора, состоявшегося при св. Фотии Великом (861 от Р. Х.), которое защищает клириков, прекративших поминовение епископа, впавшего в ересь или поддерживающего еретиков, и постановляет, что этих клириков не только не следует осуждать, но, напротив, они заслуживают похвалы и почтения. Потому что они восстали не против истинных и настоящих епископов, а против лжеепископов и лжеучителей. И они не разделяли единство Церкви, но заботились о спасении Церкви от расколов и разделений: «Ибо отделяющиеся от общения с предстоятелем, ради некия ереси, осужденныя святыми соборами или отцами, когда, то есть, он проповедует ересь всенародно, и учит оной открыто в церкви, таковые аще и оградят себя от общения с глаголемым епископом, прежде соборного рассмотрения, не токмо не подлежат положенной правилами епитимии, но и достойны чести, подобающей православным. Ибо они осудили не епископов, а лжеепископов и лжеучителей, и не расколом пресекли единство церкви, но потщились охранити церковь от расколов и разделений».

В течение первого тысячелетия единству Церкви угрожали великие ереси и расколы, но под управлением и смотрением Святого Духа все повреждения и раны в результате были самыми незначительными. Даже если иногда ересям удавалось взять верх над церковным руководством на долгие годы, они не могли разрушить целостность, полноту верных Церкви, где, как в великом и подлинном Соборе, действовал Святой Дух, сохраняя единство. Те из нас, кто изучает и исследует церковные тексты, восхищаются согласием, которое существует у Святых Отцов всех времен; это связано с тем, что их наставляет и просвещает один и тот же Святой Дух, и, конечно, не может такого быть, чтобы Святой Дух противоречил Сам Себе, давая в разные исторические эпохи различные указания. Это согласие и единство Отцов также связано с тем, что более поздние Отцы следуют за теми Отцами, которые жили прежде них, как за орудиями Святого Духа и не отменяют и не подвергают сомнению их решения. Принципы «последуя Святым Отцам» и «изволися Святому Духу и нам» — это твёрдый путь для шествия Соборов и Отцов, главной характеристикой которого является осуждение и отсечение ересей и расколов, чтобы сохранить неповреждённым единство Церкви.

 

4. Папизм, а теперь и экуменизм Варфоломея, его предшественников и его сторонников, наносят тяжелые и опасные раны единству Церкви.

Второе тысячелетие христианства началось с официального отделения папизма от Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви, которое произошло в 1054 году от Р. Х. Ересь «филиокве» и отрицание нетварной благодати Святого Духа были самой настоящей хулой против Бога и Его Церкви, особенно против Святого Духа. Экклезиология Ватикана упраздняет соборную систему и святоотеческий принцип «изволися Святому Духу и нам». Папа помещается превыше Собора, и все решается, «как изволися папе». Мы уже писали ранее, что паписты считают наследником Христа после Его Вознесения на Небо не Святого Духа, как учит свт. Григорий Богослов [8], а Петра, а наместником Петра — папу Римского. Экклезиология папизма движется и развивается по линии Христос – Петр – папа, а православная экклезиология — по линии Христос – Святой Дух – апостолы, то есть Собор [9]. Согласно меткому замечанию русского богослова Павла Евдокимова, «если Православие видит себя как непрестанную Пятидесятницу и находит в этом принцип власти, коллегиальной и соборной, то на Западе Рим утверждает себя в качестве вечного Петра, единственного князя и наместника всех видов власти (всякой власти) Христа» [10]. Следствием этого несвятоотеческого курса папизма стало то, что находясь под руководством не Святого Духа, а папы, они восприняли от него десятки заблуждений и ересей, главной из которых была принятая на Первом Ватиканском соборе концепция о том, что папа не просто имеет первенство власти над всею Церковью, но ещё и является непогрешимым. Что касается происходящего в наши дни по отношению к Таинству Божественной Евхаристии, то, по всей видимости на это оказали влияние аналогичные представления [папизма], а также возвышение духовенства над мирянами, из-за которого паписты лишили мирян причащения Кровию Христовой под видом вина и преподают им только Тело, причем в весьма странном виде «облатки» из безквасного теста. Таким образом они избегают употребления Священной Лжицы или «ложечки» — как называют её неверующие и хулители святейшего и величайшего Таинства Божественной Евхаристии.

Эта первая попытка построить Вавилонскую башню во главе с папой, вознесенным превыше звезд на высоту божества, по примеру падшего денницы, очень скоро привела к смешению богословских языков в недрах папизма и к возникновению протестантизма с его многочисленными ересями. Было утрачено единство не только с Единой Святой Соборной и Апостольской Церковью, с которой не было согласия ни в вере, ни в богослужении, ни в управлении, но и внутри самого папизма, в результате чего протестантизм еще больше распростёр и увеличил смешение в языке богословия. Запад без активного присутствия и действия Святого Духа отошел от христианства и подвергся обмирщению.

К сожалению, по этому же пути шествует сейчас и Православная Церковь во главе с Вселенским Патриархатом с начала ХХ века. В другом нашем исследовании мы проанализировали на основании соответствующих текстов и ​​источников этот отказ от богодухновенного и святоотеческого курса, который неукоснительно соблюдался до XIX века [11], но затем был оставлен некоторыми патриархами. В экуменических кругах их считают великими деятелями, но на самом деле они присоединились к планам «Новой Эры» и «Нового мирового порядка» — такие, как Патриарх Иоаким III, Мелетий Метаксакис, Афинагор и нынешний Патриарх Варфоломей.

Мало нам было изменения веры Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви в результате признания еретических сообществ «Церквами» и узаконивания нашего участия во «Всемирном Совете Церквей» лжесобором в Колимбари на Крите, а также отказа от принципов соборности при созыве и работе «Собора». Мало нам было того, что осуществилось желаемое Вселенским Патриархом изменение в управлении Церковью в подражание папскому примату власти с развитием новой еретической экклезиологии «первого без равных» (primus sine paribus), которая была применена на практике посредством вторжения в пределы другой церковной юрисдикции и признания раскольников Украины. Мало нам было многочисленных еретических отклонений Патриарха Варфоломея, который больше не имеет в разуме своем ни «изволися Святому Духу и нам», ни «последуя Святым Отцам», но тоже, словно папа, строит в мире Православия новую Вавилонскую башню, которая, впрочем, быстро обрушится, потому что в языке богословов и духовенства уже начались разногласия и смешение понятий. Кроме всего вышеперечисленного, он осмелился ещё и нарушить единство в богослужении, согласившись с теми людьми, которые спланировали по всему миру закрытие храмов и нагнетание страха перед причащением Тела и Крови Христовых. По всему миру сеют соблазн архиереи Вселенского Престола, которые отказываются от традиционного способа преподания Святого Причастия священной лжицей: в Америке, в Австралии, в Великобритании, в Голландии, в Германии, в Бельгии и в других местах. Священники в масках унижают Великое Таинство, ведут себя как лицедеи, а не как служители, облеченные благодатию Священства.

А вместо того, чтобы сделать им выговор и соборно наказать, он их покрывает, превращая тем самым доселе несуществующий пастырский вопрос в серьезную проблему, требующую всеправославного рассмотрения. Мы создаем проблему, а затем стремимся решить ее неправославным и противоречащим Преданию способом, лицемерно и несколько обнадеживающе заявляя о том, «что мы никоим образом не собираемся удаляться от того, что передали всем нам приснопамятные Отцы наши». Это пишет Патриарх Варфоломей в патриаршем послании, направленном 1‑го июня Предстоятелям Автокефальных Церквей, которое заканчивается следующим образом: «Ввиду сложившихся условий, мы хотели бы выслушать Ваши братские рассуждения и мысли, чтобы совместно взять курс на пастырское разрешение проблем, возникших в связи с оспариванием установленного способа преподания Святого Причастия».

Аргументация патриаршего письма с экклезиологической точки зрения даже хуже, чем все поползновения архиереев Вселенского Престола и прочих, которые уничижают Таинство Божественной Евхаристии, потому что, как было правильно написано, «он делает проблему из ничего. Он поднимает вопрос, который не существует, именно для того, чтобы сделать его существующим. Чтобы вывести его на площадку для обсуждения!!!» [12]. Если бы заявление о том, что мы не собираемся менять переданное нам Святыми Отцами было истинным и касалось также и причащения с помощью священной лжицы, этого было бы достаточно, чтобы поставить на место архиереев диаспоры и дать сигнал другим Поместным Церквам, которые бы в конце концов сообразовались с православной позицией Вселенского Патриархата.

Во всяком случае, мы были приятно удивлены синодальными решениями Элладской Церкви, а также Церкви Крита. Первая решила на заседании 3 июня 2020 года, после ознакомления с посланием Вселенского Патриарха, что «процесс преподания Святого Причастия верующим останется таким же, как прежде, как завещали нам Святые Отцы согласно нашему Священному Преданию». Критская же Церковь «единогласно и во всеуслышание объявляет, что Всесвятое Таинство Божественной Евхаристии не подлежит обсуждению» и что «опыт Церкви свидетельствует о том, что установленный способ преподания Всесвятого Тела и Честныя Крови нашего Господа Иисуса Христа верующим не может стать причиной болезни, поэтому он не подлежит никакому обсуждению или диалогу» [13].

Однако озабоченность по-прежнему сохраняется, потому что и по Критскому лжесобору, и по украинскому вопросу сначала были приняты православные решения, от которых, в конечном итоге, отказалось большинство епископов ради равнения на антиправославные позиции Вселенского Патриархата, который при его нынешнем руководстве не стремится утверждать и выражать Православное Предание, действуя святоотечески и соборно, в Духе Святом. Он принимает и поддерживает нововведения и заблуждения и предпринимает действия, разрушающие единство Церкви, как это произошло с календарной реформой 1924 года, с нашим участием во «Всемирном Совете Церквей», с Критским лжесобором, с украинской псевдоавтокефалией, а теперь — с изменением способа преподания Святого Причастия.

Таким образом, вместо того, чтобы способствовать сохранению единой богословской линии и единого богословского языка, выражая согласие отцов (consensus Patrum), он своим метапатристическим – антисвятоотеческим курсом вызывает смешение и раздоры, которые неизбежно приведут к вмешательству Божию, чтобы прекратилось построение внутри Православия новой Вавилонской башни экуменизма и глобализации и возвратилось единство и согласие Святого Духа, апостольского и святоотеческого Предания, чтобы Православие вновь облеклось в ризу Истины, как поется в кондаке в Неделю Святых Отцев Первого Вселенского Собора перед Святой Пятидесятницей: «Апостол проповедание и отец догматы Церкве едину веру запечатлеша, яже и ризу носящи истины, истканну от еже свыше богословия, исправляет и славит благочестия великое таинство».

Источник

Прочитано 34 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Православный календарь

Пожертвование на сайт

monobank:

5375 4141 0532 7745

ПриватБанк:

5168 7422 2907 6686

Яндекс деньги:

410011238270834

 

Посещения