Четверг, 15 июля 2021 15:43

Кирилл Александров. Занимательная социология или Почему поддержка ПЦУ растет, а молиться некому

Соцопросы нам доказывают – СцУ принадлежит большая часть украинцев. В то же время ее храмы пусты, а крестных ходов нет вообще. Кому верить: социологам или своим глазам?

Недавние социологические опросы показывают рост поддержки СцУ в украинском обществе. Однако реальная, а не статистическая действительность демонстрирует обратное: в храмах СцУ очень мало молящихся, в монастырях практически нет монахов, а «архиереи» жалуются, что никто не хочет идти в СцУ-шные «священники». Почему так происходит, и что на самом деле означают результаты соцопросов? Попробуем разобраться.

Частная компания «Киевский международный институт социологии» (КМИС) опубликовала социологическое исследование, согласно которому 58% украинских граждан (за исключением Крыма и неподконтрольной части Донбасса) якобы идентифицируют себя с Православной церковью Украины (СцУ). Причем рост этой идентификации по сравнению с прошлым годом, по утверждению представителей этой социологической конторы, составил целых 10,3%.

Screenshot_997.png

В то же время, согласно опросу, с Украинской Православной Церковью «идентифицирует» себя 25,4% украинцев. Неким «абстрактным православным» без отношения к какой-либо юрисдикции назвали себя 12%.

Данный опрос вызвал бурное ликование в стане СцУ и сопутствующих медиа-ресурсов. Говоря о сопутствующих, мы имеем ввиду не только украинские. Например, об этом написала BBC, а также откровенно фанариотский англоязычный ресурс Orthodox times. И активность «патриотов» и фанариотов понятна, ведь социология как будто доказывает – большинство украинцев конкретно называют себя членами СцУ. А значит, эта религиозная структура состоялась, Константинопольский патриархат в 2018 году сделал все правильно. И все правильно сделал Владимир Зеленский, пригласив главу Фанара в Украину на празднование Дня Независимости. Но если совсем чуть-чуть «копнуть», все выглядит несколько по-другому. Что ж, давайте «копнем».

«Идентифицирующих» больше, приходов меньше
Чтобы разобраться в социологических изысканиях КМИС, переведем процентные соотношения соцопросов в абсолютные цифры. Конечно, эта экстраполяция очень условна, но, тем не менее, дает возможность представить себе, что стоит за сухими цифрами соцопросов. Итак, если принять, что население Украины составляет 41,5 млн человек (оценочные данные Госкомстата Украины на 01.01.2021 г.), то идентифицирующих себя с СцУ набирается 24,2 млн человек, а тех, кто относит себя к УПЦ – 10,5 млн. То есть членов СцУ больше чем УПЦ в 2,3 раза. Элементарная логика подсказывает, что количество приходов должно быть примерно в такой же пропорции: приходов СцУ должно быть минимум в два раза больше, чем УПЦ. Ведь если человек идентифицирует себя с конкретной конфессией, логично предположить, что он посещает ее храмы.

Согласно социологии, в каждой общине СцУ должно состоять в среднем 3,4 тысячи человек.

А между тем реальная, а не социологическая действительность прямо противоположная: приходов УПЦ – 12410, СцУ – 7097 (по состоянию на 01.01.2020 г., последние официальные данные Минкульта). То есть приходов УПЦ почти в два раза больше. В пересчете на один приход, в каждой общине СцУ должно состоять в среднем 3,4 тысячи человек, а в каждой общине УПЦ – 846. Как и любое усреднение, эти расчеты очень условны, но они прекрасно демонстрируют, что цифра 846 человек в общине – это более-менее правдоподобная цифра (хотя бы для городских приходов), в то время как 3400 человек на один приход – это абсолютно нереально.

Допустим, что мы поверили цифрам приведенной социологии, тогда мы должны лицезреть, как храмы СцУ просто ломятся от огромного количества молящихся, как вокруг церквей стоят толпы людей, не поместившихся внутри. Но в реальности наблюдаем картину прямо противоположную: храмы СцУ практически пусты, а в храмах УПЦ – полно народу. Чтобы не быть голословными, приведем пару свежих примеров, а именно – фотографии, сделанные в одно и то же время в Хмельницкой и Одесской епархиях УПЦ и СцУ.

Вот фотография со всенощного бдения накануне праздника святых апостолов Петра и Павла, 11 июля 2021 г., в кафедральном соборе СцУ г. Хмельницкий:

Screenshot_998.png
Это не фотошоп, не коллаж и не происки «пропагандистов», эту фотографию опубликовал сам Павел Юристый, и на ней прихожан трудно заметить вообще. А вот фото из кафедрального собора УПЦ:

Как видим, к архиерею стоит целая очередь верующих, причем эта фотография сделана более крупным планом, чем предыдущая, и кадр просто не захватил все количество прихожан в тот день.

Аналогичная ситуация в другом регионе Украины – Одессе. Вот фотография «богослужения» накануне праздника Петра и Павла в одесском соборе СцУ. На ней вы, как и в Хмельницком, прихожан не увидите вообще, и это на «богослужении» великого праздника!

А вот фото богослужения из одесского собора УПЦ.

Screenshot_999.png

Как видим, к архиерею стоит целая очередь верующих, причем эта фотография сделана более крупным планом, чем предыдущая, и кадр просто не захватил все количество прихожан в тот день.

Аналогичная ситуация в другом регионе Украины – Одессе. Вот фотография «богослужения» накануне праздника Петра и Павла в одесском соборе СцУ. На ней вы, как и в Хмельницком, прихожан не увидите вообще, и это на «богослужении» великого праздника!

Screenshot_1001.png

А вот фото богослужения из одесского собора УПЦ. Большую часть фото занимает амвон, а не основная часть храма, где располагаются прихожане. Но и того количества людей, которых захватил объектив фотографа, достаточно, чтобы сделать однозначный вывод – их «несколько больше», чем в храме СцУ.

Screenshot_1003.png

 Можно приводить примеры и из других регионов, но в подавляющем большинстве картина будет идентичной – в храмах УПЦ и СцУ ситуация по числу людей совсем не в пользу последней.

Где крестные ходы?
Одна из удивительных (или не удивительных) особенностей СцУ, как религиозной организации, – практически полное отсутствие крестных ходов. Единственное мероприятие в году, когда эта структура (а до нее – УПЦ КП) организовывала нечто, похожее на крестный ход – это День Крещения Руси. В прошлом 2020 г. крестные ходы не проводились по причине карантина, а в 2019 г. в день памяти святого князя Владимира СцУ смогла собрать по данным МВД около 15 тысяч человек, а если судить по фото и видеодокументам – не более 10 тысяч. А ведь это был первый «исторический» крестный ход СцУ, на который, по идее, должно было прийти максимальное количество людей.

Одна из удивительных (или не удивительных) особенностей СцУ, как религиозной организации, – практически полное отсутствие крестных ходов.

Screenshot_1004.png

В том же 2019 г. в Великом крестном ходе УПЦ участвовало порядка 300 тысяч человек, т.е. примерно в 30 (!) раз больше.

Screenshot_1005.png

Это цифры абсолютно не коррелируют с данными соцопросов, ведь согласно им сторонников СцУ в украинском обществе в 2 раза больше, а не в 30 раз меньше. Но проблема в том, что и эти условные 10000, которые СцУ собрала в Киеве на День Крещения в 2019 году – лишь «разовая акция». С тех пор ни в Киеве, ни в регионах СцУ не может организовать никаких сколько-нибудь многочисленных мероприятий, будь то молебны или крестные ходы. В то время как в УПЦ только в июле 2021 г. состоялось сразу несколько многотысячных ежегодных крестных ходов: в Мукачевской епархии к Домбокскому монастырю, в Ровенской епархии крестный ход Ровно – Онишковцы, в Черновицко-Буковинской епархии крестный ход из Черновцов в Крещатицкий монастырь, в Одесской епархии – в Свято-Покровский скит Успенского монастыря, в Киевской – в Ризоположенский мужской монастырь в Томашовке и других.

Screenshot_1006.png
Ничего подобного нет ни в одной епархии СцУ. Возникает закономерный вопрос: если в СцУ многие миллионы верующих, почему их нет на крестных ходах, молебнах, торжественных богослужениях и т.д. Почему они не проявляют себя в традиционных для нашего народа формах религиозности?

Если в СцУ многие миллионы верующих, почему их нет на крестных ходах, молебнах, торжественных богослужениях?

Дефицит «священства» и «монашества»
Та же официальная статистика Минкульта гласит, что на 7097 общин СцУ приходится только 4537 «священнослужителей» или примерно 0,6 «батюшки» на приход, а если исключить «архиереев» и «диаконов», то и того меньше. Такая ситуация может свидетельствовать о том, что большое количество общин СцУ существует только на бумаге, а в реальности они не проводят регулярных богослужений или не функционируют вообще.

В то же время в УПЦ священнослужителей даже больше, чем приходов – 12 456. И это является совершенно нормальной ситуацией. Приходы реально существуют, регулярные богослужения в них проводятся, пастырское окормление верующих реально совершается.

Катастрофическую нехватку «батюшек» СцУ пытается решить любыми способами, заманивая в «духовенство» чуть ли не всех желающих. Для этого даже не нужно иметь образование. Еще в 2019 г. «митрополит» СцУ Даниил Ковальчук в отчаянии написал на странице «Православные Буковины» в Facebook: «Умоляем – ищите по селам мужчин, которые достойны служить Господу Богу в Святой Церкви. Мужчины, кто может принять на себя бремя священства, – примите ради будущего Ваших детей, нашей Церкви и государства. Мы поможем Вам получить знания, необходимые для служения в Церкви Богу и людям». С тех пор мало что изменилось.

По количеству «монашествующих» СцУ выглядит настолько жалко, что в последние годы даже не подает соответствующую статистику, чтобы не позориться лишний раз. По последним данным, в 2019 г. у СцУ было 77 монастырей и 248 «монашествующих». Путем нехитрой арифметической операции получаем в среднем 3,2 «монаха» на монастырь. При этом, если копнуть глубже и посмотреть на статистику по епархиям, то можно заметить, что во многих из них число «монахов» меньше чем количество «монастырей».

По количеству «монашествующих» СцУ выглядит настолько жалко, что в последние годы даже не подает соответствующую статистику, чтобы лишний раз не позориться.

При этом в УПЦ по последним данным на декабрь 2020 г. было 255 монастырей и 4548 монашествующих (17,8 человек на монастырь в среднем).

Очень интересна и показательна проекция количества монашествующих на общее количество людей, относящих себя к той или иной конфессии. Ведь монашество – это цвет церковной жизни, показатель устремленности к Небесному Царству. Как говорит нам святоотеческое предание: «Свет мирянам – монахи, а свет монахам – ангелы».

Итак, если верить соцопросам КМИС, то на 24,2 млн человек, считающих себя сторонниками СцУ, приходится всего лишь 248 «монашествующих» или 1 монах на 97,5 тысяч верующих. В то время как на 10,5 млн верных УПЦ приходится 4548 монашествующих или 1 монах на 2,3 тысячи человек. И означает это, что желание отвергнуть все мирское и всецело посвятить себя Богу в УПЦ выше, чем в СцУ более чем в 42 (!) раза.

В опросе замешан Офис Президента?
Безусловно, когда анализируешь церковную ситуацию, первое, к чему приходишь – что подобная социология в первую очередь выгодна СцУ, и именно эта организация вероятнее всего является инициатором опроса. Однако не все просто. Телеграм-канал «Резидент» 14 июля сообщил следующее: «Наш источник в ОП рассказал, что в Офисе Президента идёт подготовка к приезду Вселенского Патриарха Варфоломея I, который станет главным гостем на 30 годовщину Независимости Украины. Заказная социология о религиозных верованиях была оплачена Банковой с целью создать иллюзию у Константинопольского Патриарха, что СцУ – основная церковь среди украинцев. В Офисе Президента понимают, что приезд Варфоломея I в Киев может вызвать религиозное противостояние в стране, но для функционеров Банковой вселенский патриарх – главный гость на Крымской платформе».

Безусловно, когда нет конкретных указаний на источники, мы не можем быть полностью уверены, что ОП действительно является заинтересованной стороной в появлении такого опроса. С другой стороны, когда множество людей в медиа-пространстве недоумевают, в каком качестве едет в Украину патриарх Варфоломей, создание властями подобной социологии выглядит вполне оправданным шагом, хотя и не вполне чистоплотным. Ну а то, что данные КМИС критически расходятся с объективной реальностью, это уже вопрос второстепенный. В конце концов, далеко не все украинцы обладают настолько критическим складом ума, чтобы задаваться вопросом – а насколько цифры такого опроса правдоподобны.

Выводы
Как видим, диссонанс между результатами соцопросов и реальностью огромен. По КМИС, в СцУ 24,5 млн «верующих», которые не ходят в храмы, не проводят крестные ходы, не желают становиться «священниками» и, тем более, «монашествующими». В чем же причина этой огромной разницы?

Публикуемые результаты соцопросов недостоверны и не отображают реальной картины. Любой социолог знает хитрости, при помощи которых можно задать вопрос таким образом или таким респондентам, чтобы в итоге получить «нужный» результат.

Первый ответ очевиден и вполне обоснован – публикуемые результаты соцопросов недостоверны и не отображают реальной картины. Любой социолог знает хитрости, при помощи которых можно задать вопрос таким образом или таким респондентам, чтобы в итоге получить «нужный» результат. То есть цифры, которые понравятся заказчикам соцопроса или тем, кто выделяет финансирование социологической службе. В таких случаях бывает оправдана пословица о том, что ложь бывает двух видов: наглая ложь и статистика. Но ответ этот представляется неполным и не отражающим в полной мере реальную ситуацию в украинском обществе.

Какой-то процент «натягивания» результата в пользу СцУ конечно присутствует, но главной причиной вышеупомянутого диссонанса является то, что КМИС и подобные ему организации приписывают к СцУ людей, которые определяют свое отношение к различным конфессиям не по религиозным, а по своим общественно-политическим симпатиям. Иными словами, в сознании этих людей СцУ ассоциируется не со Христом, а с Украиной, национальной идеей, государственным строительством и т.д. Такие люди способны пойти на захват храма УПЦ (это отвечает их национальному самосознанию), но они не готовы молиться, поститься и исполнять заповеди Божии. Они готовы идентифицировать себя с СцУ перед лицом соцопросов, но не готовы ходить на богослужения, а тем более – выйти с иконами и хоругвями на крестный ход.

Они готовы идентифицировать себя с СцУ перед лицом соцопросов, но не готовы ходить на богослужения, а тем более – выйти с иконами и хоругвями на крестный ход.

Очень ярко таких людей и самого себя охарактеризовал бывший советник бывшего президента Украины П. Порошенко Юрий Бирюков. В 2018 г. в преддверии Томоса он написал на своей странице в Facebook следующее: «Я реально атеист. Совсем-совсем. Но атеист, безусловно, Киевского патриархата. И наблюдал за историей с предоставлением томоса не по причине того, что это как-то отразится именно на мне. А по причине того, что это нужно всей стране».

Журналист Айдер Муждабаев, неоднократно поносивший УПЦ, сказал примерно то же, но другими словами: «Я атеист, но я понимаю, что автокефалия важна для любого человека в нашей стране».

Вот и ответ на поставленный в начале статьи вопрос – почему так много людей идентифицируют себя с СцУ? Не потому, что «это как-то отразится именно» на них, на их жизни, на их религиозном сознании, а «по причине того, что это нужно всей стране».

Вера же во Христа – это не про страну, и не про национальную идею. Вера во Христа – это о покаянии, о борьбе со своими грехами и страстными устремлениями, о молитве и исполнении заповедей Божиих. Вера во Христа – это про стяжание Святого Духа и вечную радость в Царстве Небесном.

Источник

Прочитано 36 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Православный календарь

Пожертвование на сайт

monobank:

5375 4141 0532 7745

ПриватБанк:

5168 7422 2907 6686

Яндекс деньги:

410011238270834

 

Посещения