Вторник, 20 июля 2021 16:25

Константин Шемлюк. Отменяет ли война евангельские заповеди?

«Священники» СцУ позволяют себе материться в прямом эфире, «иерархи» оправдывают это тем, что в Украине – война, а евангельского идеала на земле нет. Правильно ли это?

Заместитель главы Управления социального служения и благотворительности СцУ «священник» Сергей Дмитриев в эфире «5 канала» употребил матерное выражение по отношению к президенту РФ Путину.

Об этом факте с гордостью сообщило одно из изданий СцУ – «Религиозная правда», а «епископ» этой структуры Гавриил Кризина поделился данной публикацией на своей странице Фейсбук. В комментариях Кризина заявляет, что «позиция капеллана СцУ непривычна», но поскольку подавляющее большинство украинцев (как считает «иерарх» СцУ) с Дмитриевым согласны, то именно так христиане должны «реагировать на реальных врагов Украины».

В общем-то, для современных патриотических кругов ситуация не нова. Матерные кричалки по отношению к президенту соседнего государства стали нормой не только для украинских публичных личностей, но даже дипломатов самого высокого уровня. Но могут ли в подобном участвовать представители религиозной структуры? Ведь грех сквернословия до сих пор никто не отменял даже в «патриотической церкви». Но и мат в прямом эфире – далеко не последний дискуссионный вопрос в СцУ. Отталкиваясь от ситуации с Дмитриевым, Гавриил Кризина в общении со своими подписчиками обосновал новую идеологию – мол, если священник побывал на войне, то он имеет моральное право ненавидеть, потому что «к сожалению, война всегда несет негатив в жизнь людей (и священников – ибо они люди)», а «евангельского идеала на земле нет». По мнению Кризины, «у капелланов, познавших реальные ужасы российской агрессии, нет дипломатии и лукавства: они называют белое – белым, а черное – черным. Война есть война...».

Такая позиция возмутила многих пользователей Фейсбука. В комментариях под постом «иерарха» СцУ один из верующих написал, что «есть границы позволенного, есть аксиома – что можно, а что нет». Другой комментатор отмечает, что слова Дмитриева – это «дикость», потому что «вне зависимости от значения политических лидеров для каждого такие высказывания позорны, даже для воспитанного светского человека». Кризине и иже с ним даже попробовали напомнить, что вообще-то Христос говорил о другом, а Заповеди Блаженства – не о ненависти к врагам, а о том, что христианин должен быть миротворцем. На все эти аргументы «иерарх» СцУ отвечал одним: «А вы там (то есть, в зоне АТО, – Ред.) были?». Если нет – значит вы «диванный эксперт», и, следовательно, не имеете права судить «капеллана» СцУ.

Нужно ли последователю Христа стараться по Его слову любить своих врагов, или современный мир диктует свои законы, в которых нет места заповедям Спасителя?

На это Кризине с иронией заметили, что Спаситель не был «на передовой на востоке», потому как побывав там, по логике СцУ, «Он бы по-другому сформулировал заповеди блаженств». Например так: «Блаженны, кто был на передке на востоке, яко тех предыдущие заповеди не касаются». Странно, но Кризина на это замечание не ответил. Но в любом случае, эта дискуссия ставит перед христианином очень важный вопрос – нужно ли последователю Христа стараться по Его слову любить своих врагов, или современный мир диктует свои законы, в которых нет места заповедям Спасителя?

Путин – настолько «вражеский враг», что его похвально ненавидеть?
В дискуссии о допустимости (и даже похвальности) ненависти к врагам участвовал не только Кризина, но и другие «священнослужители» СцУ. Один из них, называющий себя «иеромонахом Герасимом», заявил, что «Путин убийца и маньяк», а раз так, то «это для него еще и слабо сказано». Более того, по мнению Герасима, «вообще, это не слова священника, а цитата. Он просто процитировал народное творчество. А там, какое уже есть, это творчество. Что заслужил от нашего народа, ну, то и имеет».

Другой «священнослужитель» СцУ, Тарас Иванюк, в ответ на слова, что даже капеллан должен «просеивать» свои слова и мысли, написал, что «нужно немножко попасть под пули, тогда и сито станет добрым».

Еще один человек, указавший в своем профиле в качестве места работы «СцУ», заявил, что матерное выражение по отношению к главе РФ – это «комплимент», так как того «не одна мама, жена, бабушка прокляли». Доказательством допустимости подобных выражений, по мнению представителя СцУ, служат стены Михайловского монастыря, где указаны имена погибших на Донбассе украинских солдат. «И вы еще пишете и судите священника нашей церкви за то "кривое" словечко?… Гнать в шею тех, кто еще поддерживает мерзость, и МП. Украине – украинское! Мы единая нация, единая страна, единый народ», – с возмущением написал он.

И ведь проблема не в личности Путина. Точно так члены СцУ ненавидят довольно много людей: граждан РФ, «лугандонов», «сепаров» и «вату», да и своих соседей, верующих Украинской Православной Церкви. Все они подпадают в категорию врагов из лозунга «Слава нації – смерть ворогам».

Думается, именно по этой причине никто из официальных спикеров СцУ на выходку Дмитриева не отреагировал. А вовсе не потому, что не заметили. Сквернословие по отношению к «ворогам» у членов этой религиозной структуры сродни некой почетной браваде.

Давайте вспомним, что совсем недавно СцУ запретила на месяц в служении, а также запретила публично высказываться одному из самых известных своих спикеров – «священнику» Александру Дедюхину. Запретила за то, что тот позволил себе оскорбительно высказаться о женщинах, желающих избавиться от ребенка с помощью аборта. В СцУ высказывания Дедюхина сочли такими, что «унижают человеческое достоинство, разжигают вражду в обществе на политической почве, противоречат фундаментальным принципам христианской морали и этическим нормам православной аскетики, наносят ущерб авторитету Православной Церкви Украины».

Получается, критика абортов «противоречит фундаментальным принципам христианской морали», а сквернословие в прямом эфире – нет? Почему? Да потому, что сказаны по отношению к человеку, которого в организации Думенко считают врагом. Это как в том анекдоте, в котором каждый настоящий украинец должен убить синичку и москаля. Согласно сценария, слушатель должен спросить – «а синичку за что?». Ведь убить москаля – это само-собой разумеется, а потому очень смешно. Так и тут. Оскорблять женщин, желающих сделать аборт, нельзя, а Путина – можно, и даже похвально. Ибо – война.

Поэтому, мнение всех этих людей, называющих себя «священниками», нельзя называть строго субъективным. Нет, они транслируют своим прихожанам общую позицию руководства СцУ, а также выражают ту атмосферу, которая царит в этой религиозной структуре. Вот только насколько такая позиция приближает членов этой структуры ко Христу?

Грех сквернословия – уже анахронизм?
Порой священники приходят на эфиры светских каналов, где хотят быть современными и говорить с аудиторией на «ее языке». Янина Соколова честно предупредила Дмитриева: «Вы пришли к нам на эфир, в котором используется нецензурная лексика. А как Церковь относится к тому, что люди по нужде используют мат»? И подчеркнем следующий, совершенно прямой вопрос журналистки: «Это грех»?

Как реагирует на это Дмитриев? Он не говорит прямо, но отвечает вопросом на вопрос – мол, а слово «сволочь» – ругательное или нет? Другими словами, «священник» СцУ дает понять аудитории – в мате ничего плохого нет. И конкретно подтверждает это своей «коронной» фразой в конце эфира.

А между тем, Церковь совершенно однозначно трактует сквернословие как грех, который серьезно вредит душе христианина. В Послании к Ефесянам апостол Павел пишет: «Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе для назидания в вере, дабы оно доставляло благодать слушающим. И не оскорбляйте Святаго Духа Божия, Которым вы запечатлены в день искупления» (Еф. 4: 29–30). И это не просто слова. Сквернословие называют «антимолитвой». Священник Александр Шумский однажды рассказывал:

«Раз я одному сквернослову сказал: "Вот ты можешь часами ругаться матом, не испытываешь никакой трудности, чтобы эти слова произносить. А попробуй хотя бы одну минуту говорить: “Господи, помилуй!” Два слова – всего одну минуту!" И он не смог. Он разозлился и еще меня матом обругал после этого. Вот такой печальный эксперимент. Попроси человека пару минут вместо сквернословия помолиться – хотя бы на спор. Ведь не произнесет даже короткую Иисусову молитву. Будет еще злиться и драться полезет. Невозможно материться и молиться»!

Христианство и любовь к врагам
Цитировать все агрессивные слова и выражения, звучащие из уст «духовенства» и «иерархов» СцУ, не имеет смысла – их слишком много. Вопрос в другом – можно ли их как-то оправдать? Войной, именами погибших, пребыванием на передовой, еще чем-то? Можно ли банально списать на «войну» проявление зверств и мародерство? Нужно ли христианину сохранять чистой свою совесть даже во время боевых действий? Можно ли опускаться до нецензурных слов и выражений только потому, что «война»?

Может быть, Спасителю нужно было учить народ песне «Ла-ла-ла, Понтий Пилат – х*ло»?

Учение Иисуса Христа, сама Его жизнь и личность – не о ненависти к врагам, а… о любви к ним (Лк. 6: 35). Ведь так ли принципиально отличалось время земной жизни Спасителя от современности, хотя бы в глазах нынешнего украинского патриота? Евреи тогда были под римской оккупацией и стремились к независимости. Может быть, Спасителю нужно было учить народ песне «Ла-ла-ла, Понтий Пилат – х*ло»? Иудеи и фарисеи не однажды искали смерти Христа. Может, Ему стоило научить такой песне апостолов, где бы поносился первосвященник? Ничего подобного мы не видим. Спаситель учит христиан: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф. 5, 44). На самом деле, это очень сильные и очень страшные слова. Потому что мало у кого из нас получается исполнять их. Но христианин, как минимум, должен стремиться к этому, а не оправдывать себя «войной», «немощами» и прочим.

Тот же Гавриил Кризина, отвечая Андрею Герману, считающему высказывание Дмитриева недопустимым, заметил, что тот «желает евангельского идеала», которого на земле нет, а есть «войны». На что услышал ответ настоящего верующего человека: «Да, желаю. Поэтому когда-то и стал христианином, мечтаю стать таким. Война не только приносит много недостойного, жестокого, война дает шанс остаться человеком прежде всего. Величие человека не в оскорблениях, не в проклятиях, ненависти. Величие церковных людей в том, что они должны быть миротворцами. Не в том, чтобы подносить патроны или дрова в горящий костер».

Да, мы должны быть миротворцами. Проповедь о любви к врагам всегда, во все времена, разрушала «общественные устои». Она настолько расходится с мировоззрением неверующих, что они воспринимают христиан как людей, опасных для общества. В Римской империи верующих во Христа убивали за то, что они не были патриотами, так как отказывались принести жертвы богам. В современной Украине патриотом не считают того, кто не хочет ненавидеть. И видят в нем опасность (вспомните слова, процитированные выше о том, что «надо гнать в шею тех, кто поддерживает мерзость, и МП»). В этом контексте, если ты будешь говорить о любви к врагам, тебя обязательно обвинят в желании быть на их стороне, хотеть, чтобы они завоевали нас и так далее. Вот история, которую можно спроецировать на современность (рассказал ее архимандрит Рафаил (Карелин)).

«Некогда Албанскую Церковь, теперь уже несуществующую, возглавлял католикос Григориос. Посвятили его в архиереи в юности, когда ему было только семнадцать лет. Это был муж святой жизни, обративший Каспийскую Албанию (теперешний Азербайджан) в христианство. Когда ему было двадцать три года, страна его подверглась нашествию гуннов. Он, придя к их царю-правителю, стал проповедовать ему Евангелие. Гуннский царь слушал внимательно, казалось, что он готов был разрешить Григориосу проповедовать среди гуннов и был даже сам близок к принятию этого учения. Но когда Григориос стал говорить о любви к врагам, то гуннские полководцы закричали: "Царь, разве ты не видишь, что он лазутчик, который пришел погубить нас? Если мы будем любить своих врагов, то должны бросить мечи, выйти к ним безоружными, и тогда враги уничтожат всех нас. Не видишь ли, в какие сети он завлекает тебя?" Тогда царь гуннов велел привязать Григориоса к дикой лошади и выпустить ее в поле...».

И вот тут-то и кроется главная проблема – не должны бросить мечи, а должны перестать ненавидеть. В СцУ этого не понимают. Почему? Потому что мыслят как гунны – по-язычески. Ведь защита своей Родины и злоба – вещи разные. Как, собственно говоря, учение Христа и проповедь ненависти, тем более, с матерными выражениями.

От избытка сердца глаголют уста
Вот, что писал об этом Иоанн Златоуст: «Научись, прежде всего, никогда не называть врага именами презрительными, а почетными. А если уста привыкнут называть оскорбившего именем почетным и приятным, то и душа, услышав это и будучи вразумляема и научаема языком, охотно примирится с ним. Самые слова будут наилучшим врачевством сердечной язвы». И в другом месте: «Кто благословляет своего врага, благословляет себя самого, и кто проклинает его, проклинает себя, и кто молится за врага, молится за себя, а не за него».

Святитель Игнатий Брянчанинов считал, что любовь к врагам доставляет сердцу полноту любви: «В таком сердце вовсе нет места для зла, и оно уподобляется благостию своею Всеблагому Богу». Соответственно, ненависть к врагу уподобляет человека тому духу, который враждует против Всеблагого Бога.

И это состояние невозможно скрыть – ни в одежде, ни в словах, ни в поведении, ни в походке и мыслях. Война на Донбассе не имеет к этому состоянию никакого отношения. Она не отменяет Заповеди Божии, даже не корректирует их. На самом деле, война четко показывает внутренний мир человека, говорит о том, каков он на самом деле. Например, посмотрите на эту фотографию, которую сделал Дмитриев сразу после эфира с Яниной Соколовой, где наперсный крест чуть ли не проваливается в декольте журналистки. Можно ли представить себе любого нормального священника на его месте? И можно ли оправдать подобное поведение «священника» Сергия тем, что он «капеллан» и побывал «на войне»? Ответ очевиден.

А вообще, давно замечено, что те, кто предал Церковь (Дмитриев, как и Кризина, выходец из УПЦ), пытаются любыми средствами доказать свою лояльность новым «друзьям». Здесь можно вспомнить и бессердечных янычар, и нацистских полицаев, и всех других перебежчиков, которые в желании выслужиться перед «хозяевами» переступают нормы и морали, и человечности. В этом смысле, ни Сергей Дмитриев, ни Гавриил Кризина ничего нового нам не сказали.

Жаль только, что своими действиями они вводят в грех ненависти, злобы и гордыни тех, кто верит их священническим рясам. Ведь по большому счету, никакого отношения к священству они не имеют. И говорят они о том, чем живут и что по-настоящему чувствуют. И если говорят матом – значит, так и живут.

Ведь «от избытка сердца – глаголют уста», и «по плодам их узнаете их», не так ли?

Источник

Прочитано 36 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Православный календарь

Пожертвование на сайт

monobank:

5375 4141 0532 7745

ПриватБанк:

5168 7422 2907 6686

Яндекс деньги:

410011238270834

 

Посещения