Версия для печати
Вторник, 04 августа 2020 12:29

Протоиерей Андрей Ухтомский. Последнее заседание Эфесского собора 431 г.

Более полутора тысяч лет назад, в 431 г. 31 июля, состоялось 7-е, последнее, заседание Эфесского Собора, признанного Православной Церковью Вселенским за общецерковное значение его постановлений.

На этом заключительном заседании было одобрено 6 правил Собора, добавлено 7-е правило (о том, что не должно быть иного Символа веры, кроме никейского) и принята резолюция об избрании епископов на Кипре (8 пр.).

Собор в Эфесе был созван императором Византии Феодосием II (408–450) для осуждения учения епископа Нестория Константинопольского, согласно которому у Иисуса было два лица, одно — Божественное и другое — человеческое. По словам Нестория, Матерь Божья должна называться не Богородицей, а Христородицей. Святая Церковь была также возмущена его ложным учением о том, что Иисус Христос родился простым человеком, а затем на Его тело сошел Божественный Дух.

Патриарх Александрийский Кирилл выступил против несторианского учения, пытаясь спорить с Несторием, который продолжал распространять свои взгляды. Папа Целестин I и Константинопольский Патриарх высказали мнение императора Феодосия II о том, что должен быть созван новый Вселенский Собор.

Третий Вселенский Собор был открыт 22 июня 431 г., в день Пятидесятницы в городе глее проживала Божия Матерь в храме, посвященном именно ей, знаменовав, таким образом, ее покровительство . Собор осуждает и анафематствует Нестория и подтверждает (для большей ясности: это подтверждается Четвертым Вселенским Собором — Халкидонским, 451 г.), что Иисус Христос имеет две природы — Божественную и человеческую и одну личность:

Иисус Христос является полностью и совершенно Богом.
Иисус Христос полностью и совершенный человек.
Иисус Христос — это не два человека, а один.

О Божией Матери Эфесский Собор постановил, что Дева Мария была Матерью Божьей, «которая родила Бога» или «Богородица». Это название неявно содержит утверждение не о Богородице, а о Христе: Бог родился. Дева является Матерью не только человеческой личности, объединенной с Божественной личностью Логоса, а единая, неразлучная личность, которая является и Богом, и человеком. Матерь Божия всегда признается Богородицей. Председательствующий на нем святитель Кирилл Александрийский писал по этому поводу Несторию: «Так святой и великий Собор изрек, что единородный Сын Бога Отца, родившийся от существа Его, Бог истинный от Бога истинного, свет от света, которым Отец все сотворил, сошел с небес, воплотился и вочеловечился, страдал, воскрес в третий день и восшел на небеса. Этим словам и догматам должны следовать и мы, вникая мыслью в значение слов: «Бог Слово воплотился и вочеловечился». Мы не говорим, что естество Слова, изменившись, стало плотью, ни того, что оно преложилось в целого человека, состоящего из души и тела; но говорим, что Слово, соединив с собою в единстве лица тело, одушевленное разумною душою, неизреченно и непостижимо для нашего ума, стало человеком, сделалось Сыном человеческим не волею одною и благоизволением, не воспринятием только лица; а говорим, что естества, истинно соединенные между собою, хотя различны, но в соединении обоих этих естеств есть один Христос и Сын. Это мы представляем не так, что в этом соединении уничтожилось различие естеств, но божество и человечество при неизреченном и неизъяснимом соединении пребыли совершенными, являя нам единого Господа Иисуса Христа и Сына» [1].

Учение Кирилла Александрийского о Божией Матери, ставшее фундаментов изложения веры Собора, основано на предании Церкви: «учение правой веры, повсюду исповедуемой. Так мыслили святые отцы, как находим в их писаниях. Они дерзновенно говорили, что Святая Дева есть Богородица не потому, что естество Слова или Божество Его началось по бытию от Святой Девы, но потому, что от Нее родилось Святое Тело, имеющее разумную душу, – таким образом, Слово, соединившись с ним ипостасно, родилось по плоти» [2].

Термин Богородица встречается в трудах отцов и учителей Церкви до V в.: Ориген [3], Афанасий Великий [4], Аммон, епископ Адрианопольский и Александр Александрийский [5], Святитель Василий Великий [6], святитель Григорий Богослов [7], святитель Дионисий Александрийский [8], Евсевий Кесарийский [9] и Сократ [10] вкладывают в уста царицы Елены слово «Богородица», святитель Григорий Неокесарийский [11]. Таким образом, термин Богородица не нов.

В заключение епископ Кизический Прокл в присутствии ересиарха Нестория в Великой Церкви торжественно заявил: «Нас созвала сюда Пресвятая Богородица, Дева Мария, неоскверненное сокровище, словесный рай второго Адама, мастерская соединения двух естеств, торжество спасительного примирения…» [12].

Эфесский Собор издал двенадцать анафематизмов против несторианства.

Последнее заседание Собора состоялось 31 июля 431 г. Кроме утверждения ряда постановлений против учения Нестория, общения с ним, на 7-м заседании было оговорено, чтобы никто не добавлял что-либо к Символу веры, изложенному на Первом и Втором Вселенском собор. Поскольку на Эфесском Соборе было определено, что Божия Матерь является Богородицей, то святитель Кирилл желал внести это слово в Символ веры, однако из-за благоговения отказался это делать. Правило 7-е гласит: «По прочтении сего, святый собор определил: да не будет позволено никому произносити, или писати, или слагали иную веру, кроме определенныя от святых отец, в Никеи граде, со Святым Духом собравшихся. А которые дерзнут слагати иную веру, или представляти, или предлагати хотящим обратитися к познанию истины, или от язычества, или от иудейства, или от какой бы то ни было ереси: таковые, аще суть епископы, или принадлежат к клиру, да будут чужды, епископы епископства, и клирики клира: аще же миряне, да будут преданы анафеме» [13].

Это правило было составлено, как сообщает нам его вторая часть, против пресвитера Харисия, фигуранта дела против Нестория, посредника в деле составления примирительного символа веры. «Равным образом, аще епископы, или клирики, или миряне явятся мудрствующими, или учащими тому, что содержится в представленном от пресвитера Харисия изложении, о воплощении единородного Сына Божия, или скверным и развращенным Несториевым догматам, которые при сем и приложены: да подлежат решению сего святаго и вселенского собора, то есть, епископ да будет чужд епископства, и да будет низложен: клирик подобно да будет извержен из клира: аще же мирянин, да будет предан анафеме, как сказано» [14].

Толкователь этого правила в свой докторской диссертации, посвященной Правилам первых четырех Вселенских Соборов, архиепископ Петр (Л’юилье) пишет: «отцы Эфесского Собора стремились воспретить частным лицам, будь то епископы, клирики или миряне, вводить исповедания веры своего собственного составления. Нет никаких оснований полагать, что они намеревались воспретить компетентным церковным инстанциям обнародовать, если в том будет ощущаться необходимость, новые Символы веры и догматические определения, что, впрочем, и делалось» [15].

8-е правило посвящено автокефалии Кипрской Церкви, чью самостоятельность пытался нарушить епископ Антиохии, ввиду того, что на остров направлялся губернатор из материка. Это побудило епископа Антиохии взять контроль также и над островной Церковью, в которой обнаружились и были представлены ранние следы проповеди христианства. Правило таково: «Дело, вопреки постановлениям церковным, и правилам святых Апостол, нововводимое, и посягающее на свободу всех, возвестил боголюбезнейший соепископ Ригин, и сущие с ним благоговейнейшие епископы Кипрския области, Зинон и Евагрий. Чего ради, понеже общественныя болезни требуют сильнейшего врачевства, яко больший вред приносящия, инаипаче, аще и древнего обыкновения не было, чтобы епископ града Антиохии совершал поставления в Кипре, как письменно и словесно возвестили нам благоговейнейшие мужи, к святому собору пришедшие: то начальствующие во святых кипрских церквах да имеют свободу, без притязания к ним, и без стеснения их, по правилам святых отец, и по древнему обыкновению, сами собою совершали поставление благоговейнейших епископов. То же да соблюдается и в иных областях, и повсюду в епархиях: дабы никто из боголюбезнейших епископов не простирал власти на иную епархию, которая прежде и сначала не была под рукою его, или его предшественников: но аще кто простер, и насильственно какую епархию себе подчинил, да отдаст оную: да не преступаются правила отец: да не вкрадывается, под видом священнодействия, надменность власти мирския: и да не утратим по малу, неприметно, тоя свободы, которую даровал нам кровью Своею Господь наш Иисус Христос, освободитель всех человеков»[16]. Этим правилом были положен конец проискам Антиохийского епископа и утверждена автокефалия Кипрской Церкви.

Таковы заключительные решения 7-го заседания Третьего Вселенского Собора в Эфесе в 431 г.

Источник

Прочитано 80 раз