Воскресенье, 04 октября 2020 12:59

Церковь Ирландии в VIII столетии

Одним из важнейших духовных и культурных очагов христианского Запада в VIII столетии оставалась, как и в предшествующем веке, Ирландия, с ее относительно малочисленным населением, едва ли насчитывавшим тогда четверть миллиона человек.

Ирландские монахи пользовались непререкаемым авторитетом в народе. Его характерным проявлением стала практика провозглашения «законов святых», которые, исходя из монастырей, принимались правителями многочисленных королевств этой страны. Первый такой закон был введен еще в конце VII века, в 697-м г., под названием «закона Адамнана» или «закона о невинных». В нем содержался запрет на убийство лиц, не участвовавших в боевых действиях – клириков, женщин, детей, в терминологии нового времени нон-комбатантов, под угрозой значительных штрафов. В 734-м г. был обнародован «закон Патрикия», в 788-м г. – «закон Киарана».

Ирландские монахи пользовались непререкаемым авторитетом в народе

«При провозглашении и ‟обновлении” законов настоятели церковных общин объезжали области Ирландии с реликвиями... принимали подарки от правителей и раздавали милостыню»[1].

Мощи святых угодников почитались народом как великая святыня. В 727-м г. в Ирландии вспыхнул межклановый конфликт. Для перемирия враждующих в страну были перенесены с острова Иона (Айона) мощи святого Адамнана, и с ними «объехали... 40 церквей, находившихся в подчинении Айонскому монастырю. И… примирения удалось достигнуть: многие люди дали клятву на мощах святого и пообещали подчиняться уставу св. Адамнана»[2], воспрещавшему вражду между христианами.

Во второй половине VIII столетия в стране сложилось аскетическое движение, направленное на очищение церковной жизни от злоупотреблений, а их было немало: так, соперничество между приверженцами разных монастырей доходило до драк и кровавых столкновений, в одном из которых, обернувшемся настоящей баталией, погибло до 200 человек. Это массовое человекоубийство из превратной религиозной ревности имело место в 764-м г. Предводители аскетического движения – епископы и аббаты монастырей Маэлруайн, Дублитир – и его участники называли себя «кели де», или «кальды», что в переводе значит «дружинники Божии».

Маэлруайн почитается как основатель и первый аббат монастыря Таллахт, расположенного близ современного Дублина. Он принял постриг в обители Руадана в Лоте. От короля Ленстера он получил в 774-м г. участок земли в Таллахте для основания там монастыря и принес туда мощи святых мучеников. В некоторых житиях он именуется епископом Таллахта, но достоверных сведений о существовании там епископской кафедры нет. Братию основанного им монастыря Маэлруайн призывал каждодневно заниматься тремя, как он учил, самыми полезными делами: молитвой, трудом и учением. Монахам полезно читать, писать, шить одежду. В составленном им Уставе обители, в основу которого была положена традиция, идущая от египетских отцов чрез преподобного Иоанна Кассиана, «говорится о посте, молитве и Исповеди личному духовнику, называемому кельтами ‟другом души”»[3]. Этот Устав вводился и в других монастырях Ирландии, тех, которые присоединились к движению «дружинников Божиих». «Устав» ориентирован был на углубление аскетического подвижничества. В нем важное значение придавалось коленопреклоненным молитвам, поощрялись и такие способы умерщвления плоти, как молитва в ледяной воде с поднятыми вверх руками в виде креста, и даже полное воздержание от алкогольных напитков, при хорошо известной привязанности кельтов к вину и пиву. Последователи Маэлруайна, кальды также «запрещали исконно кельтскую практику паломничества или странничества Христа ради, а также переходы из одного монастыря в другой, путешествия по морю и переселение в другие страны»[4]. Маэлруайн отошел ко Господу в 792-м г.

«Дружинники Божии» придавали важное значение христианскому просвещению народа

Его ученик Оэнгус назвал своего духовного отца и учителя «великим солнцем южной равнины Мита»[5]. Самим Оэнгусом были составлены стихотворный и прозаический мартирологи, «а также служебник ‟Stovemissal”, содержащий уникальнейшие записи древних ирландских литургических текстов»[6]. «Дружинники Божии» придавали важное значение христианскому просвещению народа, и в особенности монахов, из среды которых вышли едва ли не самые образованные богословы и мыслители Запада той эпохи. Но это движение захватило также и благочестивых мирян. В Ирландии возникли общины мирян, не дававших монашеские обеты, живших семьями, занимавшихся земледелием и ремеслами, но поселявшихся в глухих уединенных местах, собиравшихся вместе для общей молитвы и пения духовных гимнов, помимо участия в церковной молитве и таинствах.

Ученые монахи Ирландии щедро делились плодами христианского и классического просвещения с людьми континента. На них существовал большой спрос при дворе Карла Великого и других монархов Запада. Сеть монастырей ирландского обряда, основанных выходцами из страны гойделов, покрыла собой континент. Монастыри самой Ирландии в VIII столетии стояли на высоком уровне современной христианской культуры Запада. Одним из ее блистательных проявлений служит книжная миниатюра, отличающаяся поразительной оригинальностью, потому что она сложилась, в отличие от континентальной миниатюры, независимо от позднеантичной традиции. Ее отличительная характеристика заключается в преобладании орнаментальности над фигуративной изобразительностью: «Соединение абстрактной геометрии кельтов (разнообразных спиралей, плетенок) и мотивов англосаксонского ‟звериного стиля” определяет декор ирландской рукописи»[7]. Еще одна особенность ирландской миниатюры – в ее красочности, в употреблении ярких, чистых цветов, разделяемых сильным острым контуром. Ирландский художник, иллюстрируя книгу, избегает пустого пространства, покрывая весь лист красочным орнаментом. Изобразительные мотивы при этом обозначены слабо, подчиняются декоративному замыслу, вписываются в орнамент, и изображение всегда является плоскостным, двухмерным. Иллюстрированная книга Ирландии VIII столетия – это почти всегда Четвероевангелие. К числу самых прославленных иллюстрированных манускриптов эпохи относится Книга из Келлса, содержащая Четвероевангелие и ныне находящаяся в Дублинском собрании. Ее создание датируется рубежом VIII–IX веков. Ирландские писцы выработали своеобразный каллиграфический стиль, основанный на синтезе римского полуунциала с элементами греческого написания букв. Этот тип письма легко опознается и получил наименование «островного», он оказал заметное влияние на англо-саксонское письмо. В некоторых манускриптах ирландские писцы употребляли греческие буквы для записи латиноязычных текстов. Особый тон религиозности ирландских христиан характеризует благоговейное отношение к книгам духовного содержания. Книги почитались как святыня, им усваивали чудотворные свойства. По словам С. В. Ковалевской,

«большинство рукописей сохранилось до настоящего времени в плохом состоянии, так как применялись для исцеления людей и животных и даже участвовали в военных действиях»[8].

Особый тон религиозности ирландских христиан характеризует благоговейное отношение к книгам духовного содержания

Ювелирное, камнерезное, литейное искусство кельтов как континентальной Европы, так и островов отличалось высоким совершенством еще в период Латен. Художественные достижения древних мастеров унаследовали ирландские ювелиры, литейщики и кузнецы христианской эпохи. Самые совершенные изделия VIII столетия выполнены по церковным заказам. Священные сосуды и другие предметы церковной утвари изготавливались из золота, серебра, бронзы, олова, украшались вставками из разноцветной эмали или стекла, филигранью, резьбой и гравировкой. Среди сохранившихся изделий значительную часть составляют реликварии. Прекрасным образцом ювелирного искусства служит обнаруженный в Раннагане реликварий VIII века с изображениями Спасителя в тунике, ангелов и мучеников-воинов, одеяния которых покрыты сложным орнаментом.

Христианские храмы в Ирландии в первом тысячелетии от Р. Х. строились почти исключительно из дерева – недолговечного материала, чаще всего из дуба. До нашего времени эти церкви не дошли, и о раннехристианской архитектуре страны судить можно главным образом по книжным миниатюрам. Это были «прямоугольные в плане здания с сильно выступающими угловыми бревнами, высокой, крытой двускатной кровлей с резным коньком... Бревна ставились вертикально»[9]. Алтарь в этих церквях отделялся от основного пространства храма, перегородки разделяли мужскую и женскую половину храмового пространства. Двери и дверные проемы украшались резьбой, стены и перегородки расписывались священными изображениями и орнаментом. Первые упоминания о не дошедших до нас каменных церквях относятся к VIII веку. Такие храмы представляли собой в это столетие редкое исключение. Причина позднего появления каменных строений на острове, богатом камнем и не в пример Руси бедном лесом, не ясна. Существуют разные версии объяснения этого феномена.

«Некоторые исследователи предполагают, что в этом проявились древнее поклонение дубу и почитание основанных святыми первых деревянных храмов»[10].

В конце VIII века Ирландия, подобно странам континента, подверглась бедствию, от которого она страдала затем в течение нескольких столетий и которое повлияло на весь ход ее истории. Это были набеги норманнов. В 794-м г. норманнские викинги разорили поселения на мелких островах, расположенных между Британией и Ирландией. Разорен был и монастырь на острове Рехру, а его насельники перебиты. За первыми набегами последовали новые грабительские рейды викингов, высаживавшихся на побережье со своих кораблей. В начале IX века норманны нападали на поселения, находившиеся на берегу самого Эйре, а позже, передвигаясь на своих драккарах вверх по рекам острова, они проникали вглубь острова и там убивали людей, грабили сокровища, сжигали жилища местных жителей, церкви, монастырские строения, уводили жителей в плен и рабство. Атаки следовали с периодичностью в один год. Ирландцы сопротивлялись, иногда им удавалось отразить нападение, но чаще они терпели поражение от воинственных и беспощадных пришельцев. Политическая раздробленность страны делала ее народ беззащитным. Характеризуя состояние Ирландии в начале IX века, ирландский хронист из Ольстера писал:

«Не осталось ни одного залива, ни одной пристани, ни единого укрепления, укрытия, бурга, который не был бы наводнен викингами и пиратами»[11].

Закрепившись на побережье, викинги устраивали там свои поселения, в которых они останавливались на зиму. Эти поселения со временем стали появляться и на заметном удалении от берега, вначале на расстоянии дневного перехода до побережья, а позже и в глубине острова. Над гойделами Ирландии нависла угроза истребления и порабощения, какой столетиями раньше подверглись бритты, сохранившие независимость лишь на западе своей родины, названном Уэльсом.

Политическая и национальная катастрофа, обрушившаяся на Ирландию, не подавила его духовно. Религиозная ревность ее миссионеров не угасала, страна продолжала рождать подвижников веры.

Источник

Прочитано 78 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Православный календарь

Пожертвование на сайт

monobank:

5375 4141 0532 7745

ПриватБанк:

5168 7422 2907 6686

Яндекс деньги:

410011238270834

 

Посещения