Понедельник, 07 декабря 2020 22:16

Где мечеть Аль-Акса? Всплеск противоречий внутри ислама: Израиль в фокусе

Портал newsru.co.il опубликовал обзор политической ситуации в Израиле за неделю, подготовленный журналистом Габи Вольфсоном.

Опросы общественного мнения в Израиле принято читать по определенному штампу. Суммируется число мандатов «Ликуда», ультраортодоксальных партий и тех, кто сейчас образуют блок «Ямина», а затем делается вывод о шансах Биньямина Нетаньяху сформировать правительство. Потом аналогичная операция проводится с мандатами «Еш Атид — ТЭЛЕМ», МЕРЕЦ, «Кахоль Лаван», НДИ — и получают картину шансов Яира Лапида стать премьер-министром. Объединенный арабский список в качестве партнера по коалиции не рассматривается.

Этот анализ безнадежно устарел. На выборах, к которым мы стремительно приближаемся, картина блоков будет совершенно иной. Это не означает, что, сделав большой круг, партии не могут вернуться туда, где они были ранее, но на выборах 2021 года картина будет совсем не та, к которой мы привыкли. Суммируя мандаты «Ликуда» и ультраортодоксов, альтернативным должен рассматриваться блок «Ямина», «Еш Атид — ТЭЛЕМ», НДИ, «Кахоль Лаван». В опросе, опубликованном 2 декабря телеканалом «Решет», этот блок набирает 59 мандатов. «Ликуд» и ультраортодоксы — лишь 43. Да, это только опрос, да, политическая карта на выборах в Кнессет будет выглядеть иначе, но у обитателей резиденции на улице Бальфур есть все основания тревожиться. И эта тревога может стать катализатором процесса, который остановит машину выборов, набирающую ход.

Голосование за законопроект по роспуску Кнессета в очередной раз продемонстрировало, насколько нерелевантно привычное разделение на правых и левых. «Ямина» вместе с МЕРЕЦ и большинством Объединенного арабского списка проголосовали за роспуск Кнессета и фактически за развал правой коалиции. Мансур Аббас и иные представители «Исламского движения» в Кнессете проголосовали за продолжение существования этого правительства. «Всё вверх ногами», как сказал когда-то Яир Лапид.

Выборы еще не объявлены. Утверждение в первом чтении законопроекта о роспуске Кнессета — еще не повод для печатания предвыборных бюллетеней. Тем, кто сомневается, стоит вспомнить ночь на 8 мая 2012 года. Закон о роспуске Кнессета тогда был утвержден уже не в предварительном, а в первом чтении, и на комиссии шла подготовка к его голосованию во втором и третьем. Депутаты судили и рядили, Зеэв Элькин умело тянул время, и почти никто не знал, что далеко за кулисами Биньямин Нетаньяху и Шауль Мофаз договариваются о создании правительства национального единства. Закон так и не был утвержден, правительство Нетаньяху — Мофаза просуществовало 70 дней, и лишь потом были объявлены выборы.

Как будет на этот раз, не знает никто. Нетаньяху хочет выборов в июне, когда, вероятно, можно будет отрапортовать о вакцинации всей страны или по крайней мере о начале процесса вакцинации. С этой точки зрения, ему гораздо выгоднее, чтобы Кнессет был распущен в результате утверждения закона, а не из-за непринятия бюджета. В первом случае дату выборов определяют политики, и тогда выборы могут состояться через 150 дней после принятия закона о роспуске. В случае распада правительства из-за непринятия бюджета мы пойдем на выборы ровно через 90 дней, то есть в марте.

Бени Ганц продолжает известный танец — «шаг вперед и два назад». «Кахоль Лаван» голосует за законопроект о роспуске Кнессета, и тут же Ганц заявляет, что «выборов еще можно избежать». Он подает серию законопроектов, очевидно направленных на демонстрацию своей независимости (закон о суррогатном материнстве, проект Основного закона о всеобщем равноправии, закон о Декларации независимости) и тут же отзывает один из них. Требование Ганца, опубликованное порталом Ynet, назначить выборы на конец февраля — еще один, никого ни к чему не обязывающий вброс. Одновременно с этим требованием Ганц объявил, что встретится с министром финансов Исраэлем Кацем для обсуждения проекта бюджета на 2020/2021 годы. Глава «Кахоль Лаван» надеется на чудо, которое позволит ему избежать сейчас кажущейся неминуемой политической смерти. «Я предпочел хлебать дерьмо, чтобы его не пришлось расхлебывать гражданам Израиля», — сказал Ганц, объясняя свое решение войти в правительство Нетаньяху. Складывается впечатление, что этот неаппетитный процесс для Бени Ганца далек от своего завершения.

В понедельник комиссия по регламенту начнет обсуждение вопроса о том, как будет проходить процесс подготовки законопроекта к первому чтению. «Ликуд» предпочитает, чтобы этим занималась комиссия Кнессета по законодательству, которую возглавляет депутат Яаков Ашер, представитель блока «Яадут а-Тора», верного союзника Биньямина Нетаньяху. Оппозиция хочет, чтобы законопроект был передан регламентной комиссии, которой руководит председатель фракции «Кахоль Лаван» Эйтан Гинзбург. Но за всеми этими процессуальными нюансами скрыт поиск ответа на один единственный вопрос: хотят ли Ганц и Нетаньяху выборов. Ответ, который все чаще звучит в коридоре Кнессета: «Нет, не хотят, но остановить процесс уже не в состоянии». Поэтому вариант согласованной даты выборов где-нибудь в апреле или мае, выглядит вполне реальным.

Для Биньямина Нетаньяху решающими являются два фактора: число мандатов, которые набирает в опросах блок «Ямина», и скорость самолета, который везет в Израиль вакцины от коронавируса. И если второе мало зависит от премьер-министра, то в отношении Нафтали Беннета, своего заклятого партнера, Нетаньяху собирается предпринять меры.

«Бени Ганца потащили за собой Лапид и Беннет. Они хотят выборов, и он пошел за ними», — раз за разом повторял на этой неделе премьер-министр Нетаньяху. Смысл этого высказывания прост: главные дестабилизаторы ситуации — это Лапид и Беннет, а Ганц слабый, безвольный человек, которого они увлекли за собой. Это только начало кампейна, который в «Ликуде» намерены запустить в полную силу после того, как будут объявлены выборы в Кнессет 24-го созыва. «Беннет вместе с Лапидом хотят свалить правое правительство и создать свое в союзе с МЕРЕЦ», — объявят в «Ликуде» и будут старательно вбивать это в головы израильтян всю предвыборную кампанию.

Надо сказать, что представители блока «Ямина» оказывают «Ликуду» посильную помощь. Когда депутат Матан Каана заявляет, что «Ямина» не отвергает на корню возможности сотрудничества с МЕРЕЦ после выборов, то очевидно, что кто-то в штабе «Ликуда» уже готовит из этой цитаты острое блюдо, которое будет подано избирателям в ходе предвыборной кампании.

Задача Нетаньяху: напугать избирателей Беннета его готовностью к союзу с левыми.

За избирателей «Ямины» поборется не только «Ликуд». Примерно треть тех, кто в опросах обещает поддержать «Ямину», ранее голосовали за «Кахоль Лаван». Этих людей будут пугать Смотричем, как пугают плохих детей дядей милиционером. «Каждый, кто голосует за „Ямину“, отдает свой голос Смотричу, который является партнером Дери и Лицмана по самой мракобесной коалиции со времен Второго Храма», — заявил на прошлой неделе Авигдор Либерман. Аналогичную риторику мы без сомнения будем слышать в ходе предвыборной кампании.
В лагере анти-Нетаньяху развернулась борьба не только за голоса избирателей, ушедших к «Ямине». Там — более со страхом, чем с надеждой — наблюдают за подготовкой к вступлению в игру новых игроков. Апгрейд, который получает в эти дни кандидатура Гади Айзенкота, очень напоминает аналогичный процесс в отношении Бени Ганца перед его вступлением в политику. Статья Равива Друкера в «Гаарец» с призывом «дать дорогу Айзенкоту», комплиментарные опросы, свидетельствующие о высокой популярности еще не созданной партии, возглавляемой бывшим начальником генштаба — все это повтор не очень удачного опыта последних трех лет. Более всего этим встревожен Яир Лапид, который не намерен на этот раз кому-либо отдавать право побороться с Нетаньяху во главе «антибибистского» блока.

Отношения в Объединенном арабском списке напоминают отношения между Ганцем и Нетаньяху. Партию РААМ обвиняют в предательстве интересов избирателей, однако не торопятся доводить дело до официального разрыва, так как риск не пройти электоральный барьер при раздельном участии в выборах слишком высок. Однако на леворадикальном фланге возможны и более глубокие изменения. В партии МЕРЕЦ усиливаются голоса, призывающие к созданию совместно списка с арабскими партиями. Это движение возглавляет глава фракции МЕРЕЦ Тамар Зандберг. Такой союз может с одной стороны увеличить представительство в Кнессете, а с другой может иметь и обратный эффект: совершенно не очевидно, что все арабские избиратели с восторгом отнесутся к союзу с партией, которая еще недавно позиционировала себя как сионистская. Неизвестно и как отнесутся к такому союзу избиратели МЕРЕЦ. Очевидно, однако, одно: левосионистская парадигма исчезает с политической карты страны, растворяясь в списке, основным идеологическим постулатом которого является отрицание права Израиля на существование как еврейского государства и стремление превратить его в «государство всех граждан».

В воскресенье на заседание правительства будет вынесена на голосование кандидатура будущего государственного прокурора Амита Айсмана. Еще не вступив в должность Айсман сделал заявление, звучащее диссонансом среди голосов руководства правоохранительной системы страны. По словам Айсмана, прокуратура должна научиться принимать критику не только формально, но и реагировать на нее, беря ответственность за ошибки и извлекая из них уроки. «Госпрокуратура в известной степени утратила доверие общества», — заявил Айсман. Если за этими словами будут стоять и конкретные дела, очень может быть, что новый государственный прокурор станет новым не только по времени, но и по содержанию. (newsru.co.il)

Портал «Мы здесь» опубликовал аналитическую статью политолога Владимира Поляка под заголовком «Где находится мечеть Аль-Акса?»

Мечеть, ставшая некогда символом борьбы палестинцев против Израиля, в последнее время превращается в символ другой, уже религиозной войны между ними и Саудовской Аравией. Противоречия между палестинцами и арабскими странами, поддерживающими процесс нормализации отношений с Израилем, перешли из политической плоскости в теологическую.

Известный израильский востоковед, доктор Мордехай Кейдар в статье, опубликованной на сайте газеты «Макор ришон», анализирует процессы, которые стоят за дискуссиями между саудитами и палестинцами о том, где находится настоящая Аль-Акса.

Считается, что именно Саудовская Аравия неформально возглавляет процесс подписаний «Соглашений Авраама» (о нормализации отношений с Израилем), поэтому именно в ее адрес направлена наиболее ожесточенная критика палестинцев. В ответ оппоненты стараются лишить палестинцев их основного козыря — утверждения, будто они сражаются за общее для всех мусульман дело, защищая главную святыню ислама: саудиты доказывают, что Аль-Акса находилась на территории полуострова, а вовсе не в Иерусалиме.

Доктор Кейдар подробно разбирает основные аргументы сторон. Палестинцы подчеркивают традиционное толкование, по которому мечеть Аль-Акса в Иерусалиме — это «первое направление молитвы, вторая мечеть (построенная через 40 лет после сотворения мира) и третье святое место (после Мекки и Медины)». Следовательно, именно Аль-Акса по совокупности играет чуть не главную роль в исламе, и ее статус даже выше, чем статус Мекки и саудовского королевства.

В последние годы саудиты вели на эту тему яростную полемику в соцсетях, но теперь дискуссия вышла на государственный уровень. 13 ноября саудовский публицист Усама Йемани в газете Okatha, официальном печатном органе королевства, опубликовал — явно с разрешения высших государственных и духовных лидеров страны — статью под заголовком «Где находится мечеть Аль-Акса?»

В ней саудовский автор, опираясь на ряд свидетельств из исламских источников, доказывает, что Иерусалим не был первым местом молитвы Мухаммеда, поскольку мечеть на Храмовой горе была построена только во времена халифов Омейядов — примерно через 60 лет после смерти Мухаммеда.

Йемани обращает внимание на политическую подоплеку строительства в Иерусалиме. Омейядский халиф Абд аль-Малик ибн Марван построил мечеть «Купол Скалы» в 691 году н. э., поскольку Абдулла Бен Аль-Зубайр, который контролировал Мекку, восстал в 682 году против Омейядов и требовал, чтобы те, кто совершал хадж, присягали ему на верность. Для того, чтобы паломники имели возможность совершить хадж в Иерусалим вместо Мекки, и была построена мечеть. Далее саудовский автор, ссылаясь на арабских историков IX века, добавляет, что настоящая «мечеть Аль-Акса расположена в Джуаране (деревня примерно в 30 км к северо-востоку от Мекки)».

Еще более радикально следующее суждение саудовского публициста: «Мы пришли к выводу, что это противоречие проистекает из политических интересов… и позиций, которые не имеют ничего общего с верой, добрыми делами или религиозным поклонением».
Комментируя это заявление, Кейдар суммирует позицию саудовцев следующим образом. В конце VII века вспыхнул политический конфликт между центром в Мекке, контролируемым семьей Хашимитов, и центром в Дамаске, где базировались Омейяды. Из-за этого Мекка была закрыта для Омейядов, и в результате они избрали Иерусалим в качестве альтернативного места для хаджа. Чтобы поддержать этот шаг с религиозной точки зрения, они интерпретировали хадис о ночном перенесении Мухаммеда (упомянутый в главе 17 Корана), как путешествие в Иерусалим, в то время как на практике речь шла о мечети под названием «Аль-Масджид аль-Акса», находящейся недалеко от Мекки.

Здесь необходимо сделать примечание для тех, кто не так искушен в исламоведении, как доктор Кейдар. Им будет любопытно узнать, что сам Иерусалим в тексте суры 17, действительно, не упоминается. Там дословно сказано: «Пречист Тот, Кто перенес ночью Своего раба, чтобы показать ему некоторые из Наших знамений, из Заповедной мечети в мечеть аль-Акса, окрестностям которой Мы даровали благословение» (17:1).

Арабское слово «ак̣с̣а» является формой прилагательного «к̣ас̣ӣ», что означает «далекий» или «дальний», и переводится как «самая отдаленная».

Собственно, сама сура 17 посвящена ночному путешествию (Исра) Мухаммеда и последующему его вознесению на небеса. С другой стороны, во время вознесения на небеса Мухаммед принял участие в молитве вместе с древними израильскими пророками и библейскими героями, которые фигурируют под арабизированными именами, в том числе Юсуф (Иосиф), Харун (Аарон), Муса (Моисей), Ибрагим (Авраам). Это и могло послужить основанием интерпретации места вознесения, как находящегося в Иерусалиме.

В любом случае, согласно Кейдару, саудовский подход «серьезно подрывает, если не полностью устраняет, религиозную основу требований палестинцев о том, чтобы Восточный Иерусалим был столицей палестинского государства». Фактически он низводит их до обычной национальной и территориальной претензии. На практике это — тяжелый удар по делу палестинцев, как для националистов ООП и ПА, так и для исламистов ХАМАСа и «Исламского джихада».

Однако очевидно, что религиозная война между саудитами и палестинцами вместе с их союзниками, среди которых — «Братья-мусульмане», Катар и Турция — продолжится. Как полагает Кейдар, ответный удар может прийтись по самой чувствительной точке — происхождению семьи Сауд: ведь королевская семья родом не из Хиджаза (где находятся Мекка и Медина), а из Неджда. К суннитским оппонентам Саудовской Аравии присоединятся иранцы, которые также пытаются подорвать религиозную законность саудовского правления над Меккой и Мединой, святыми местами для всех мусульман, включая шиитов.

Еще одним важным последствием нынешнего конфликта стала растущая готовность мусульман исследовать политические корни ислама. В итоге в XXI веке мы наблюдаем новый серьезный всплеск религиозных противоречий между приверженцами одной из главных мировых религий.

Источник

Прочитано 56 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Православный календарь

Пожертвование на сайт

monobank:

5375 4141 0532 7745

ПриватБанк:

5168 7422 2907 6686

Яндекс деньги:

410011238270834

 

Посещения