Четверг, 17 декабря 2020 05:48

"Надо бы как в России". Борьба Макрона с исламистами зашла в тупик

Экстремистам — радикальный ответ. Представленный властями Франции проект реформы "по борьбе с исламизмом" вызвал ожесточенную критику как внутри страны, так и за ее пределами. Почему верующие беспокоятся из-за предлагаемых мер и ставят под сомнение их эффективность — в материале РИА Новости.
Разговоры про гетто
Парижский район Порт-де-ла-Шапель разительно отличается от картинки, которую рисуют романтические фильмы. Здесь "город любви" превращается в гетто, по которому ночью снуют торговцы наркотиками, а днем — вооруженные до зубов полицейские.
К нему, а также к соседним кварталам Барбес и Ла-Шапель, что в 18-м округе Парижа, сейчас повышенное внимание. На днях глава региона Иль-де-Франс, куда входит французская столица, Валери Пекресс назвала такие районы "рассадниками исламизма".
"Эти гетто способствуют усилению отстраненности от общества и идеологической обработке их обитателей", — заявила она.
За "возвращение в общество" французские власти решили взяться всерьез. Проблема выходцев из гетто, то и дело устраивающих кровавые расправы, давно волнует политиков. Но только сейчас власти представили четкий план борьбы с радикализмом. Что любопытно, тоже радикальный.
Поводом послужила осенняя серия терактов. Началось все 25 сентября — ранили двух журналистов Charlie Hebdo.

Три недели спустя экстремист чеченского происхождения Абдуллах Анзоров обезглавил в пригороде Парижа преподавателя истории Самюэля Пати за то, что тот показал ученикам на уроке карикатуры на пророка Мухаммеда из скандально известного издания. Полицейские застрелили преступника.
Вскоре новое нападение: возле собора Ниццы убиты трое. Через несколько часов террористы пытались атаковать Авиньон и Лион — к счастью, их вовремя обезвредили.
В тот день президент страны Эммануэль Макрон пообещал раз и навсегда "покончить с исламским радикализмом". Французы это встретили без энтузиазма: то же самое некогда обещали и его предшественники Николя Саркози (после теракта в Тулузе в марте 2012 года) и Франсуа Олланд (после нападений в Париже в 2015-м).
Однако нынешний хозяин Елисейского дворца полон решимости. Девятого декабря правительство презентовало масштабный законопроект "Об укреплении республиканских принципов". Документ затрагивает довольно широкий круг вопросов — от правил поведения на рабочем месте, где больше нельзя будет демонстрировать свою религиозность, до госконтроля за пожертвованиями в адрес религиозных организаций. Цель, по словам премьер-министра республики Жана Кастекса, — "борьба с исламизмом" и совмещение ценностей ислама со светскими.
О чем умалчивает президент
План властей сразу раскритиковали. Причем номинальные союзники Франции. Так, спецпредставитель США по религиозным вопросам Сэм Браунбек назвал грядущую реформу чрезвычайно жесткой, что лишь ухудшит и без того накаленную ситуацию.

Ополчилась на инициативу правительства и французская общественность. Прежде всего мусульманская. Оно и понятно: если власти реализуют реформу, верующим придется полностью пересмотреть свой жизненный уклад.
В почти 67-миллионной Франции мусульман, на самом деле, не так много, как кажется. По данным различных исследовательских организаций — примерно десять процентов. Однако статистика не учитывает нелегалов, которые ежегодно проникают в страну десятками тысяч. И на всех последователей ислама во Франции — порядка 2600 мечетей.
Они делятся преимущественно по этническому принципу. И, соответственно, каждая поддерживается определенным государством.
"Большая мечеть Парижа, например, алжирская. Эта страна выделяет деньги на местных имамов", — объяснял в интервью РИА Новости член Французского совета мусульман имам Гази Вехби.
Основными финансовыми донорами, по его словам, выступают Турция, страны Магриба и Персидского залива. И уже давно официальный Париж говорит, что пора перекрыть денежные потоки. Ведь никто не сомневается: помимо легальных имамов и муфтиев, средства идут и на радикалов.
"Однако возникает вопрос: кто тогда будет платить? Имамы обходятся недешево — две тысячи евро в месяц. А еще столько же мечети нужно отдать в качестве налога", — говорит Вехби.
Экономика Франции в кризисе из-за пандемии. ВВП, по данным Saxo Bank, рухнул на 19 процентов — такого не было со Второй мировой. А правительство пока не ответило, где найдет деньги на духовенство.

"Многие во Франции критикуют Макрона за то, что он говорит только о мусульманах, умалчивая о зарубежном финансировании других организаций, — те же евангельские христиане тесно связаны с Бразилией и США, получают от них огромные суммы. Кстати, немало перевели из Москвы на строительство русского храма в Париже (Троицкий собор на набережной Бранли. — Прим. ред.). Получается, он тоже окажется вне закона?" — рассуждает в беседе с РИА Новости французский политолог Жан Виардо.
Где прячутся радикалы
Перекрытие финансовых потоков из-за рубежа может не на шутку разгневать верующих. Многие мусульмане считают эту меру избыточной. Так, по словам известного французского исламоведа Карима Ифрака, лишение мечетей иностранных денег ничего не изменит.
"Если та или иная мечеть подозревается в радикализации прихожан, то надо бороться не с ее персоналом, а с теми, кто продвигает экстремистские идеи. А эти люди, как показывает практика, стараются не светиться в легальных молельнях — там же все проповеди фиксируются на видео- и аудионосители", — объяснил Ифрак в интервью Sputnik France.
Радикалов, по его мнению, надо искать прежде всего в интернете.
"Особенно в соцсетях — это самые популярные каналы распространения такой идеологии", — отмечает эксперт.
Однако власти эту сферу полностью проигнорировали.

Инициаторы реформы считают, что радикализация происходит прежде всего в семьях, причем почти с пеленок. Поэтому законопроект обязывает родителей отдавать ребенка в детсад с трех лет.
Макрон говорит о желании научить мусульман "уважать ценности светского государства". И уважать друг друга: в ноябре он пытался усадить мусульманских лидеров за стол переговоров, чтобы те создали единую структуру.
"Мусульмане во Франции сильно разделены. Они больше зависят от своих родных стран, нежели от французского правительства, чья власть ими не признается", — подчеркивает политолог Жан Виардо.
Поэтому вряд ли предложенная Макроном реформа будет успешной. Виардо уверен, что, несмотря на все запреты, верующие продолжат жить так, как они привыкли, а именно: "учась во Франции и получая деньги из Саудовской Аравии".
"В России ведь тоже нет единой организации мусульман. Но ваше государство не заставляет их объединиться. Это может происходить только снизу, с подачи самих верующих", — убежден политолог.
В противном случае эффект будет противоположный: еще больше французских граждан станут радикалами. Впрочем, время на доработку решений пока есть. Парламент рассмотрит законопроект лишь в начале следующего года.

Источник

Прочитано 68 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Православный календарь

Пожертвование на сайт

monobank:

5375 4141 0532 7745

ПриватБанк:

5168 7422 2907 6686

Яндекс деньги:

410011238270834

 

Посещения