Russian English Greek Serbian Ukrainian
Информационный Сайт Херсонского Священника
Четверг, 26 декабря 2019 19:51

«А вечером начинается цирк». Как родители и 14 приемных детей стали семейной труппой

►

В Иркутской области цирк Токарских знают многие — это единственная семейная цирковая труппа в регионе, победитель десятков самых разных конкурсов и фестивалей по всей России и даже за границей.


В прошлом году семья была занесена в книгу рекордов Иркутской области, а совсем недавно мама Ирина Токарская награждена почетным знаком «Материнская слава».
— Кого мама любит больше всех?

— Меня!!! — четырнадцать звонких детских голосов разорвали пространство в усадьбе деревенского дома, где мы разговаривали с приемной мамой Ириной Токарской.

Я приехала в деревню Куда Иркутского района в выходной день, все многочисленное семейство было дома. Ребята напекли две огромных тарелки слоеных булочек с разными начинками и, каждый за своим занятием, ждали гостей.

— А как же репетиции? — удивилась я. — Я думала, вы с утра до вечера в спортзале мастерство оттачиваете.

— Ну что вы. Репетиции обычно по вечерам и не всякий раз. Днем все в школе, и в первую, и во вторую смену, потом уроки делают и только к вечеру собираются. Тогда и репетировать можно. Часов в семь-восемь собираемся — и вперед.

Взяли детей не сразу
Началось все с ужасной беды. В 2006 году у Александра и Ирины Токарских родилась девочка. У малышки оказался неоперабельный порок сердца, и она умерла в возрасте четырех месяцев. «Пережить и принять такое до конца невозможно, — рассказывает Ирина, втягивая слезы. — Вот тогда и появилась мысль взять приемного ребенка».

До этого горя в жизни обоих супругов уже многое произошло. Александр закончил авиационный институт и стал инженером. Ирина — университет по специальности физика и математика. У обоих в прежней жизни уже были семьи. Первый муж Ирины был военнослужащим, и, передвигаясь с ним по стране, она сменила не одно место работы. Он болел и умер в Иркутске.

У каждого от предыдущих браков есть взрослые дочери, а вот с общим ребенком не получилось.

 — Взяли, конечно, ребят не сразу, — делится Ирина. — Три года прошло, прежде чем мы обратились в опеку Иркутского района. Любые административные структуры — испытание на прочность. Если бы ко мне грубо или невнимательно отнеслись, я бы ушла и больше не вернулась. Но меня как будто здесь ждали: все доходчиво объяснили и направили в Уриковский приют. В приюте мне понравилась девочка Аня, но у нее еще не было статуса и отдать ее в семью пока не могли. Аня несколько раз была у нас в гостях, а со временем стала членом семьи.

Однажды приехала из города дочь Ирины, Алиса, очень удивилась: «Кто это?» — «Да вот решили девочку из приюта взять». — «Девчонки все такие вредные, — пошутила Алиса. — Возьмите мальчика!»

— Я подумала, почему бы и нет. Мы с мужем всегда были единодушны во всем, хотя изначально к идее взять ребенка он относился настороженно. Очень тонкая материя — опекунство, не дай Бог, не той стороной прикоснешься.

По приюту мы всегда ходили со слезами, так задевают грустные детские лица, сразу всех забрать хочется.

А когда подходят, заглядывают в глаза и спрашивают: «Вы не моя мама?», совсем невыносимо становится.

В общем, поехали мы снова в приют и решили пригласить в гости троих мальчишек. Сначала подростков Влада и Вовку, а потом их друга Толика. Они все в одной комнате жили — закадычные друзья, как их разлучишь.

 Подростки никому не нужны. Они и сами это понимают и живут в детском доме с установкой, что семьи у них не будет.

Забрали пацанов на выходные, а в итоге они у нас целое лето прожили. Вместе за живностью нашей ухаживали, в лес, на речку, в город на экскурсию ездили. Незабываемое получилось лето.

А к осени у Анечки статус определили. Родителей лишили родительских прав. Сначала ее сестра Лена возражала против помещения в приемную семью, а потом вдруг позвонила: «Заберите Аню, их скоро по детским домам раскидают, а так я хоть знать буду, где она и как живет». Как оказалось, в приюте ребята жили втроем с младшим братом Колей. Мы забрали Аню вместе с братом. А потом приехала Лена проведать ребят и тоже осталась.

Самые обыкновенные
— С такой легкостью брать детей и сразу по трое… Вы необыкновенная женщина, — вырвалось у меня. — И муж ваш необыкновенный.

— Да самые обыкновенные мы, — улыбнулась Ирина. — Рука не поднимется оставить сестру без брата.

В этом году многодетной семье Токарских исполнилось десять лет. За эти годы стали домашними 22 ребенка. Некоторые уже выросли, завели семьи и родили детей. У Токарских 11 внуков. Всех Ирина и Александр считают своими, за всех волнуются.

— Никита нынешней осенью в армию ушел, служит под Новосибирском, принял присягу. Если бы не наша поездка в Москву, обязательно бы на принятие присяги поехали. Очень переживаем за него. Отличный парень, рукастый, главный помощник в доме был, если серьезные работы предстояли. Счастье будет той женщине, которая полюбит его.

Наверное, бездельников и лежебок у Токарских в принципе быть не может. Таков уклад семейства.

Ранний подъем, разъезжается большое семейство — каждый по своим делам: в балетную студию, в колледж, в школу. Те, кто остаются дома — на хозяйстве. Наводят порядок, делают уроки, читают. На уборку — большая территория, аж 16 комнат: коридоры, лестницы, туалеты, игровая. В комнатах прибираются по собственным графикам, все-таки личное пространство.

Дежурных сразу двое — старший и младший. В их обязанности входит не только уборка, но и приготовление завтрака.

Такое распределение не случайно.

— Старший — уже мастер и передает свое умение ученику. Да и призвать к ответу проще. Если одного нет, с другого можно спросить, — говорит Александр.
Кроме завтрака дежурная смена должна приготовить обед на следующий день. Обязательно варят суп — большая семилитровая кастрюля. Какой именно, ребята решают сами. Что в холодильнике найдется, из тех продуктов блюдо и появляется на столе.

— Тут, правда, есть одна проблемка, — смеется Александр, — каждый выбирает свою фишку, борщ, например, и пытается по одной дороге идти, не напрягаясь.

За неделю уходит 5 кг сахара, а если не ограничивать, то и все десять. Иногда конфеты покупаем под настроение, но очень любим цукаты собственного производства. В сладком нужды нет. Как выставка или выступление — тортик дарят, так что пресытились уже. Да и на дни рождения семья богата — каждый месяц не меньше двух.

В субботу традиция печь блины, а в воскресенье всегда стряпня — булки, пироги, печенье. Еще хлеб всегда пекли, но пока ездили с гастролями, опара пропала. Заведем новую, снова будем печь.

В нижней части дома у Токарских свой мясной цех, там и трудится Александр, когда ребят по школам развезет. Кто свободен, приходит на помощь.

— Раньше запрет на работу в цехе мы использовали как наказание, — рассказывает Ирина. — Провинился? В цех работать не пойдешь. Запрет имел отличную воспитательную силу.

Сейчас в хозяйстве Токарских есть небольшие проблемы, корову пришлось продать, и часть продукции ушла из ассортимента. Но все остальное хозяйство живет и куриные рулетики, за которыми специально приезжают горожане, когда семья участвует в какой-нибудь выставке, крутятся.

— Иногда мы уезжаем по делам, — рассказывает Ирина, — а жизнь идет своим чередом. Ребята сами могут делать колбасу, мороженое, каждый умеет печь хлеб.

— Семнадцатилетняя Лиза — наш хореограф, Юля и Валерия отвечают за учебу. Наташа — профессиональная няня, Диана — мастер по массажу, училась у мастера, Антон — художник и литературовед, Саша — отвечает за живность в доме. Собаки, куры, кошки, лошади ходят за ним по пятам. Дима увлекается резьбой по дереву, Витя — балетом. Настя и Денис любят по хозяйству помогать.

В заботах проходит день, и кто бы чем ни занимался, просто обязан ежедневно не менее полутора часов уделить чтению.

Номера Токарские ставят сами, а если что-то серьезное предстоит — работают с профессионалами. Цирковое, профессиональное общение случается и когда очередной цирк приезжает в Иркутск, ребята отправляются к цирковым на мастер-класс. Токарских они уже знают и обязательно приглашают на занятия.

— А почему все-таки цирк, откуда это увлечение?

— Получается, что опять не было бы счастья, да несчастье помогло, — рассказывает Ирина. — Первых ребят, когда взяли домой, пытались в секции-кружки записать, а их никуда не берут. Все же хотят блистать, а для этого из детей максимум выжать, а у наших слуха нет, музыку не чувствуют. Несколько детей с особенностями здоровья так и вовсе можно было со счета списать. Мы подумали и стали заниматься сами. Цирком, потому что к нему у всех детей особое отношение, да и здоровье нагрузки дают.

Спустя время пригласили нас поучаствовать в фестивале «Байкальская звезда», так о нас узнали в городе. Потом несколько лет подряд становились победителями. Один раз только участие не принимали, в Китай ездили.

— Мы тогда только взяли из приюта Юлю, месяц она у нас жила и после непродолжительных занятий сразу вышла на большую сцену. Мы объявили, что у нас есть артист, который впервые вышел на сцену, чтобы зал поддержал ее. Номер идет, а в зале гробовая тишина. Артистам как воздух нужна обратная связь, они чувствуют публику. Китайцы очень эмоциональный, открытый, приветливый народ. В чем дело? Оказывается, они сидят и на телефоны наше выступление снимают, хлопнуть некому.

Я потом Юлю в зал завела, думаю, пусть концерт посмотрит, а они кинулись к ней, давай поздравлять и фотографироваться с ней. Один раз она это выдержала, а во второй расплакалась, так счастлива была.

Гипс перевешивает, а она выделывает кульбиты
— Но ведь выходит, талантливые дети?

— Не в талантах дело, а в любви, в желании двигаться вперед и делать дело. На уницикле (это такой велосипедик с одним колесом) очень сложно научиться ездить. Не все цирковые это умеют делать, а у нас приходят и сразу катаются. Жонглировать в первый же день начинают.

Наташа у нас под куполом цирка на полотнах работает. Ей 13 лет. Когда мы ее взяли, сказали, что она, возможно, никогда говорить не будет, настолько в развитии отстает, а она не только заговорила, но и вот какой звездочкой стала.

Год молчала, а однажды как-то едем с концерта, поем в автобусе, и вдруг девчонки кричат: «Мама, смотри, Наташка петь начала!»

Отдельная история про Настю.

— У нее сложнейшее двустороннее косолапие. Взяли ее после операции, еще в гипсе. Врачи сказали полгода носить. Казалось бы, какой тут цирк. Но отставать от других не захотела, научилась на руках ходить, держать равновесие. Гипс перевешивает, а она знай себе выделывает кульбиты. Вместе со всеми участие в конкурсе принимала.

 Настя, говорят Токарские, несмотря на свои особенности, полностью социализирована и приспособлена к самостоятельной жизни.

— Она полы моет, посуду, картошку чистит. Мы ей все время говорим: ни на кого не надейся. Захочешь с кем-то жить, будут тебе помогать — не будут, ты должна сама себя содержать.

— А как вы придумываете свои номера, ведь для этого, наверное, нужно специальное образование?

— Наши номера рождаются спонтанно. В семье несколько детей с особенностями здоровья. Поехали как-то на очередную комиссию, и, чтобы других занять, я купила диск с танцами различных народов. Говорю, посмотрите на досуге, интересно. Возвращаюсь, а они уже некоторые танцы выучили и танцуют их вовсю. А однажды в машине услышали грузинскую музыку, домой приехали, родился номер с грузинским колоритом.

 — У нас есть талантливые художники, мастера по бисероплетению. Вижу, у ребят интерес появился, отправила их на мастер-класс к профессиональному художнику. С бисером тоже. Мастерица у нас в деревне живет, бисером вышивает, нашим девчонкам специальные уроки давала. Так загорелись.

Смотрите, какие брошки делают. Мы их в Москве на конкурсных мастер-классах показывали, все были в восторге.

Договариваться — главное слово
— Нет у детей «звездной болезни»?

— Некогда болеть, времени не хватает, да и столько всего интересного вокруг.

— Не ссорятся, все-таки столько народу? Говорят, в коллективе невозможно без конфликтов.

— В любой ситуации учим договариваться, в нашей семье это главное слово, все остальные способы не конструктивны.

 Пока мы разговаривали, к Ирине подошел мальчик, которого до сих пор не было видно.

— Новенький у нас, Антоша. У него в свидетельстве о рождении два прочерка стоят. Очень добрый мальчик. Кажется, никак не может поверить, что его в семью взяли. Все время меня обнимает. Подойдет, обнимет: «Мама, мамочка моя». Я его тоже обниму, так и стоим.

В доме у Токарских я провела больше трех часов. От веселой дружной компании невозможно было оторваться. Когда пришло время уезжать, ребята все высыпали на улицу, кто в чем был, совсем не опасаясь простуды.

— Говоришь, оденься-оденься, не хотят, — объясняет Ирина. — Могут и босиком по снегу пройти. Закаленные, больше одного дня никто не болеет.

— Скоро Новый год, загадали желания?

— Загадали!!! – дружно ответили Токарские.

 — И желания эти, как правило, про то, чтобы кому-то родному рядом было хорошо, — по секрету рассказала Ирина. — Чтобы Лиза экзамены отлично сдала, чтобы Настя хорошо ходить научилась, чтобы мама с папой были здоровы. Все остальное у них есть. Разве не для этого нужна большая семья?

Источник

Прочитано 141 раз Последнее изменение Четверг, 26 декабря 2019 19:51

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Новости Херсонщины

Что пишут в соцсетях