Russian English Greek Serbian Ukrainian
Информационный Сайт Херсонского Священника
Четверг, 24 сентября 2020 22:57

Глава Патриаршей комиссии: поощряя ЭКО, получаем больные поколения

В российском обществе обсуждают, изменит ли Русская православная церковь свою критическую позицию по отношению к ЭКО, суррогатному материнству и абортам. На эти и другие вопросы, касающиеся демографических и семейных проблем в стране, в эксклюзивном интервью РИА Новости ответил новый глава Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства священник Фёдор Лукьянов.
- Отец Федор, один из авторов готовящегося общецерковного документа по ЭКО священник Роман Тарабрин недавно сообщил нашему агентству, что при определенных условиях Церковь может разрешить некоторые варианты ЭКО. Как бы вы могли прокомментировать эту позицию?
- В своем интервью отец Роман называет ЭКО "методикой лечения бесплодия". Но каждый врач знает, что это не так. Это - метод преодоления, но не лечения бесплодия. Сама проблема никуда не исчезает. Вопрос в том, какой ценой происходит это преодоление, и может ли Церковь с богословской и нравственной позиции одобрить какой-либо из видов ЭКО? Здесь, на мой взгляд, надо быть предельно осторожными и не спешить.
Например, если предположить, что Церковь даст этическое одобрение методу ЭКО для бесплодных пар (даже в случае использования лишь одного эмбриона), получается, что мы подписываемся на чистом листе бумаги и серьезно рискуем. Мы не знаем подлинных последствий, которые проявятся спустя десятилетия. Ведь, как известно, первый ребенок родился с помощью ЭКО в 1978 году, а в СССР - в 1986 году. Вмешательство в естественный процесс зачатия может индуцировать трудно тестируемые, сложные и далеко идущие изменения в генетическом материале потомства.
Готовы ли мы сейчас взять на себя моральную ответственность за сохранение и воспроизводство факторов нарушения здоровья потомства, а самое печальное, за передачу последующим поколениям мужского и женского бесплодия? Фактически нас подталкивают к одобрению потенциального увеличения в нашем многострадальном народе доли бесплодных пар и иных последствий, о которых сейчас наука не имеет представления. Может ли Церковь на это пойти?
Количество женщин, идущих на ЭКО в естественном цикле, - ничтожно. Именно в связи с возрастом, состоянием здоровья, а главное - с низкой вероятностью благополучного исхода: в пересчете на начатый цикл этот показатель составляет около 7%. Поэтому наличие "щадящих" процедур является лишь ширмой для рекламы "классического" ЭКО с селекцией "качественных" и выбраковкой "некачественных" зачатых деток, заморозкой эмбрионов и прочими безнравственными манипуляциями.
Что касается показателей по рождению детей с врожденной патологией – они как раз очень сильно отличаются у детей, рожденных с помощью ЭКО и зачатых естественным образом. Об этом свидетельствуют данные авторитетных российских ученых.
- Но вот отец Роман, например, не нашел подтверждения этим данным…

- Странно, что в своем интервью отец Роман называет голословным утверждение о том, что более 70% детей, зачатых с помощью ЭКО, имеют нарушения в развитии. Вообще-то, это - позиция Союза педиатров России, глава которого, ученый с мировым именем, академик Александр Баранов, неоднократно заявлял об опасности ЭКО как для здоровья женщин, так и для здоровья детей, зачатых таким образом.
Академик Баранов многие годы возглавлял Научный центр здоровья детей Министерства здравоохранения РФ, и свою позицию основывает на научных данных и на клинической практике. Так, согласно данным финских исследователей, приведенным в документе "О состоянии здоровья детей, родившихся в результате использования вспомогательных репродуктивных технологий, в том числе ЭКО", смертность среди ЭКО-детей оказалась в два раза выше, в сравнении с результатами в популяции.
Данные отечественных исследователей, приведенные в том же документе, свидетельствуют: "дети, рожденные после ЭКО, имеют высокий процент недоношенности, задержки внутриутробного развития, морфофункциональной незрелости, анте- и интранатальной гипоксии, перинатального поражения центральной нервной системы (87,5%), осложненному течению периода неонатальной адаптации, что является индикатором развития серьезной патологии в будущем".
- То есть, по вашему мнению, изменения общецерковной позиции по ЭКО пока ждать преждевременно?
- На мой взгляд, какое-либо изменение позиции Церкви возможно лишь тогда, когда хотя бы научное сообщество получит более-менее полную картину последствий использования экстракорпорального оплодотворения.
До сих пор не разработана (и я думаю, не случайно) единая система оценки как эффективности, так и безопасности различных вспомогательных репродуктивных технологий с ведением единых регистров таких пациентов. По крайней мере, нет общедоступных и объективных данных, а не данных лоббистов данной технологии. Наоборот, многие ученые высказывают серьезную обеспокоенность последствиями ЭКО.
Эксперты Церковно-общественного совета по биомедицинской этике, многие годы работающего при патриаршей комиссии, уже не раз подчеркивали, что существует очевидная связь между ЭКО и суррогатным материнством. Суррогатное материнство основано на методе ЭКО…
- Поясните, пожалуйста, ваше недавнее высказывание о том, что государство должно вывести процедуру ЭКО из системы обязательного медицинского страхования, - почему?
- Я не знаю, благодаря каким волшебным аргументам финансирование ЭКО стало осуществляться в России за счет средств фонда обязательного медицинского страхования - то есть, за счет наших с вами, граждан России, средств.

Некоторые пропагандисты ЭКО от медицины дошли до того, что предлагают этот метод чуть ли не как инструмент демографической политики и повышения рождаемости. Отвечу цитатой главного педиатра России: "сразу закладывайте деньги и на лечение детей-инвалидов", число которых у нас приближается к миллиону (по данным Союза педиатров России). Добавлю, что беременность после ЭКО - это беременность повышенного риска, при которой существенно увеличен риск неблагоприятных перинатальных исходов, а ведь истоки детской инвалидности примерно в 50% случаев лежат в перинатальном периоде.
Иными словами, поощряя ЭКО, мы получаем больных мам, больных детей с высокими рисками бесплодия, получаем больные поколения, все более зависимые от вспомогательных репродуктивных технологий.
Эксперты патриаршей комиссии считают, что ставка на широкое применение методик ЭКО в качестве инструмента государственной демографической политики не оправдана, наносит серьезный ущерб интересам России и способна в перспективе существенно снизить оборонный потенциал страны. Сегодня ЭКО-клиники – это существующие за наш с вами счет коммерческие структуры. А когда законы коммерции получают приоритет в медицине, здоровье пациентов уходит на второй план. Надеюсь, наш президент инициирует пересмотр этой политики, ведущей к уничтожению репродуктивного потенциала нашего народа.
- Вы упомянули суррогатное материнство, вопрос об ограничении которого в России недавно стал вновь обсуждаться. Каково ваше отношение к этой практике?
- Суррогатное материнство - это совершенно аморальная и недопустимая для верующего человека практика. Это безнравственный бизнес, прикрывающийся якобы помощью бесплодным. Эта практика ориентирована на получение прибыли и в основном на экспорт.
А вот демографическую ситуацию суррогатное материнство только ухудшает. Ведь, на самом деле, женщины фактически продают свое здоровье, а если рожают "некачественного" ребенка, то "клиент" часто отказывается и ребенок-инвалид остается на попечении матери… Суррогатное материнство наносит непоправимый ущерб женскому здоровью, возлагая лечение всех возможных последствий для женщин, выступивших в качестве суррогатных матерей, на отечественный бюджет.
Практика суррогатного материнства запрещена во многих странах мира (например, в Германии, Италии, Китае), противоречит политике президента Российской Федерации по улучшению репродуктивного здоровья и нарушает базовые права ребенка на жизнь в родной семье.
Разделение биологического и социального материнства может привести к проблеме идентичности ребенка и неизбежным глубоким психологическим конфликтам.
- А "Основы социальной концепции" Русской православной церкви дают однозначную оценку этому явлению?

- Да. В "Основах…" о суррогатном материнстве так прямо и написано: оно "противоестественно и морально недопустимо даже в тех случаях, когда осуществляется на некоммерческой основе", так как "предполагает разрушение глубокой эмоциональной и духовной близости, устанавливающейся между матерью и младенцем уже во время беременности".
Уже в текущем году мы были свидетелями криминальной хроники: обнаружения двух "ферм суррогатных матерей" - квартир с женщинами, которых использовали в качестве "гестационных курьеров", а говоря простым языком, с помощью методов ЭКО использовали их тело для "производства" детей на продажу. В результате рождались (или умирали, как было в первом случае в Одинцово) дети на заказ для иностранных граждан. Налицо: торговля детьми, эксплуатация женского тела для получения коммерческой прибыли. Настоящий и неприкрытый криминал, который должен быть безусловно запрещен.
Кстати, где наши знаменитые феминистки, защитницы прав женщин? Они появляются в СМИ только тогда, когда Церковь пытается ограничить возможность для женщин причинять себе вред путем совершения аборта по желанию (не по медицинским показаниям). Так получается, что Церковь и медицина гораздо больше озабочены материнским здоровьем, чем эти псевдозащитницы женских прав, отрабатывающие зарубежные гранты.
В отношении организаторов этих "суррогатных ферм" возбуждено уголовное дело по статье "торговля людьми". Главное публичное лицо суррогатного материнства в России, господин Свитнев, находится в федеральном розыске. Разве не понятно, что подобная практика - самая настоящая торговля детьми?

Совершенно согласен со словами вице-спикера Государственной Думы РФ Ириной Яровой о том, что Россия не может и не должна быть страной-инкубатором суррогатного материнства для иностранных граждан. Патриаршая комиссия приветствует все шаги законодательной власти к ограничению и совершенному устранению этой порочной и пагубной для общества практики.
- А в целом: какие семейные проблемы сегодня главные, почему и как Церковь может помочь их решить?
- Распад семей, оскудение любви и жертвенности в отношениях, восприятие в обществе многодетности как исключения, а не как нормы, эпидемия абортов и проабортного мышления. Это те кризисные явления, которые общество способно преодолеть лишь вместе, всем миром, с опорой на голос Церкви Христовой как совести общества. Этот голос не всем приятен, он часто звучит диссонансом с голосом "мира сего", с его гедонистическими, разрушительными для личности установками. Но совесть на то и совесть, чтобы поднимать общество с колен, склоненных перед страстями и пороками, освободить его от рабства греху и напоминать человеку о его Небесном Отечестве.

- Если специально для этого была создана Патриаршая комиссия, то что конкретно ей удалось за прошедшие годы?
- Протоиерей Димитрий Смирнов, который создал комиссию, сделал на этом поприще очень много. Все знают яркие высказывания отца Димитрия. Но не всем известно, что он создал и поддерживает несколько замечательных детских приютов, где дети чувствуют себя как дома. Именно под его началом еще в конце 80-х годов в нашей стране началось движение в защиту жизни ребенка до рождения.
Благодаря усилиям православной общественности была введена "неделя тишины", обязательное психологическое консультирование кризисных беременных, изменены критерии живорождения. Миллионы листовок, тысячи дизайн-макетов социальной рекламы, методические материалы центра "Жизнь" спасли и спасают тысячи маленьких жизней.
Патриаршая комиссия одной из первых выступила за снятие с повестки дня лицемерного "закона о семейно-бытовом насилии". Одной из его целей было отнять у российских родителей право быть воспитателями своих детей.
Эксперты комиссии участвовали в подготовке Концепции государственной семейной политики России и Стратегии развития воспитания в РФ. Благодаря этой работе в документах нашли отражение вопросы, связанные с защитой семей и прав родителей.
- Почему в нашей стране столько разводов? И как здесь обстоит ситуация в Русской православной церкви, среди ее прихожан, - там более крепкие семьи?
- Разводы - это следствие неспособности одного или двоих супругов выйти за пределы себя, полюбить не свое отражение в другом человеке, а самого этого человека, таким, каким он задуман Богом. Вал разводов означает не только кризис веры в Бога, но и кризис веры друг в друга, кризис способности к взаимной жертвенной любви.
Этому, конечно, способствует малодетность, культ себялюбия и искоренение культуры владения собой, которая органично присутствовала в традиционном русском христианском воспитании.
Поэтому, естественно, более крепкие и счастливые семьи создают верующие люди, готовые бороться за свое счастье. Но бороться не с ближним, а с собственными страстями и пороками. Несомненно, среди верующих людей процент счастливых браков значительно выше.
Вынужденная изоляция оставила семьи наедине с собой. По идее, от этого брачные узы должны только окрепнуть. И окрепли, но не у всех. Эпидемия здесь лишь следствие, а не причина. В День любви и верности давайте разберемся – почему число разводов может вырасти после карантина?
- В чем вы видите свою задачу как председателя Комиссии? Каких новых инициатив ждать от Церкви в области защиты семьи?

- Вижу свою задачу в том, чтобы деятельность патриаршей комиссии была шире представлена в регионах. Особое значение имеет сегодня повышение пастырской компетентности в такой пограничной области между правом и медициной области, как биоэтика. Для епархий у нас существует программа пастырских семинаров по самым актуальным биоэтическим вопросам, с которыми сталкиваются священнослужители, особенно городские, в повседневной практике. В частности, это вопросы ЭКО, покупки и продажи яйцеклеток, суррогатного материнства и другие.
В этой связи комиссией издан сборник "Православие и проблемы биоэтики". Он подготовлен совместно с Церковно-общественным советом по биомедицинской этике, куда входят авторитетные эксперты в области медицины, права, теологии. Эта монография может быть широко использована в качестве практического пособия для пастырской практики. Речь идет не только о методической помощи епархиальным комиссиям, но и о сотрудничестве с общественными организациями.
Особое внимание в работе комиссии будет уделено также взаимодействию с парламентариями по законопроектам в сфере семейных отношений, материнства и детства. Будем разрабатывать предложения по поддержке отцовства, улучшению положения женщин и многодетных семей, укреплению института семьи, стимулированию рождаемости и профилактике абортов.
Кстати, говоря о сотрудничестве с государством - у нас есть замечательный проект "Формирование в школьной и студенческой среде положительного восприятия базовых семейных ценностей: рождения, брака и многодетной семьи". Это серия трехдневных просветительских мероприятий для старших школьников и студентов вузов. Так что приглашаем региональные администрации и все заинтересованные ведомства к сотрудничеству.

Источник

Прочитано 40 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Новости Херсонщины

Что пишут в соцсетях