Понедельник, 15 марта 2021 13:15

Деяния Вселенских соборов: что можно изменять, а что нельзя

Константинопольский патриархат активно продвигает идею о своем первенстве среди Церквей, обосновывая это решениями Вселенских соборов. А как обстоят дела на самом деле?

Сегодняшний кризис в мировом Православии возник по причине навязывания всем Поместным Церквям идеи о первенстве Константинопольского патриархата. Сторонники этой идеи утверждают, что она основана на решениях Вселенских соборов. Ошибочность такого мнения доказана в Определении Архиерейского Собора РПЦ 2008 г.: «О единстве Церкви» и во множестве публикаций. В этой статье мы постараемся ответить на вопрос: действительно ли все решения Вселенских соборов являются принятыми раз и навсегда и подлежащими исполнению в любых исторических условиях?

* * *

Мы верим в то, что Церковь в целом не может ошибаться, в силу того, что она есть Тело Христово, а Иисус Христос – Ее Глава. Но вопрос, как эта безошибочность проявляется в исторической жизни Церкви, достаточно сложный.

Католики пошли по весьма простому пути: они признали папу римского гарантом безошибочности тех или иных суждений, которые выносятся от имени церкви. В Православии этот вопрос решается сложнее. Причем настолько сложнее, что можно усомниться в возможности практического применения такого подхода. В сжатом виде это выглядит так: собирается Вселенский собор и выносит определенное решение, однако это решение должно быть принято всей церковной полнотой, всем епископатом, духовенством и народом, на что требуется порой десятки, а то и сотни лет.

Кроме того, такое решение не должно противоречить решениям предыдущих Вселенских соборов и вообще церковной практике предыдущих веков. И в конце концов это решение должно быть утверждено еще и следующим Вселенским собором в виде признания предыдущего собора Вселенским. Это очень сложно для понимания и растянуто по времени.

В Православии утвердилось мнение о том, что безошибочными являются решения семи Вселенских соборов, в силу того, что с тех пор прошло уже более тысячи лет, на протяжении которых, вся полнота Церкви приняла их решения.

На сегодняшний день в Православии утвердилось мнение о том, что безошибочными являются решения семи Вселенских соборов, в силу того, что с тех пор прошло уже более тысячи лет на протяжении которых, вся полнота Церкви приняла их решения. Но в сознании многих церковных людей акцент этой безошибочности сместился на текст деяний Вселенских соборов в ущерб практике применения этих решений в церковной жизни.

Это вполне объяснимо: гораздо легче просто прочитать текст, чем заниматься историческими исследованиями того, как этот текст понимался и применялся в жизни. Отсюда произошло еще одно интересное явление: распространение понятия безошибочности на все решения, принятые тем или иным Вселенским собором. Иными словами, если в сознании православного человека Вселенские соборы имеют непререкаемый авторитет, то любое их решение является абсолютно правильным, неотменяемым, неизменяемым и подлежащим исполнению на вечные времена. Происходит так называемая догматизация всех деяний Вселенских соборов, а между тем собственно догматы, вероучительные определения – это лишь незначительная по объему (но не по важности) часть деяний Вселенских соборов.

Все деяния Вселенских соборов1 можно условно и в какой-то мере упрощенно разделить на пять категорий:

Вероучительные определения или догматы.
Нравственные правила.
Правила административного управления.
Традиции и обряды.
Индивидуальные решения, относительно конкретных лиц.
Приведем примеры из деяний Первого Вселенского собора (325).

Вероучение: «Веруем во единаго Бога Отца Вседержителя…» (Никейский символ веры). Кроме этого символа Собор принял определение: «О том, как надлежит разуметь три Лица в Едином Божестве Отца и Сына и Святого Духа». Полностью это определение приводить не будем, а ограничимся весьма красноречивым отрывком: «Не допуская смешения или разделения лиц неизреченной и блаженной Троицы, мы веруем, что Отец есть всегда истинный Отец истинного Сына, всегда сущий и пребывающий, и Сын – истинный Сын истинного Отцы, всегда сущий и пребывающий, и Дух Святый – истинный Дух Святый, всегда сущий и пребывающий, – Троица нераздельная, неизреченная, веруем что Она поистине не может быть понята умом и выражена словом, и имеет единое Божество и туже сущность».

Красноречивость этого отрывка в том, что хотя в Никее в текст Символа веры не было включено определение о Святом Духе, но оно уже было выражено и зафиксировано, и Второй Вселенский собор (381) дополнив Символ веры, действовал в полном согласии с Первым Собором. Таким образом подтверждается принцип соответствия или непротиворечия решений Соборов всем решениям, принятым ранее.

Нравственное правило: «… ни епископу, ни пресвитеру, ни диакону и вообще никому из состоящих в клире не дозволялось иметь в доме сожительствующую женщину, исключая разве матерь, или сестру, или тетку, или такия лица, которыя свободны от всякого подозрения». Следует заметить, что это правило обращено не к женатым лицам в священном сане, а к безбрачным.

Административное правило: «По причине многих смятений и происходящих неустройств, заблагоразсуждено совершенно прекратити обычай, вопреки апостольскому правилу обретшийся в некоторых местах: дабы из града во град не преходил ни епископ, ни пресвитер, ни диакон».

Обряд: «Понеже суть некоторые преклоняющие колена в день Господень, и во дни пятидесятницы: то, дабы во всех епархиях все одинаково соблюдаемо было, угодно святому собору, да стояще приносят молитвы Богу».

Индивидуальное решение: «По некоторому снисходительству к Мелетию, собор определил, чтобы Мелетий оставался в своем городе, но без права рукополагать, подавать голос при избрании епископов, являться с этой целью в селения и города, а сохранял бы только одно имя своего достоинства».

Абсолютное и непреходящее значение в деяниях Вселенских соборов имеют только вероучительные определения. Уже нравственные правила чуточку подвержены влиянию той общественной среды, в которой они действуют.

Можно утверждать, что абсолютное и непреходящее значение в деяниях Вселенских соборов имеют только вероучительные определения. Уже нравственные правила чуточку подвержены влиянию той общественной среды, в которой они действуют. Речь, конечно не идет о том, чтобы отменять или изменять нравственные предписания, но вот если во времена Первого Вселенского собора проживание духовного лица в одном доме с женщиной считалось подозрительным, то в наше время, в условиях повсеместной популяризации ЛГБТ, более подозрительным может быть проживание его в одном доме с мужчиной. Здесь необходимо смотреть в первую очередь на цель правила. В данном случае – это исключение подозрений в незаконном сожительстве духовного лица. И только во вторую очередь следует обращать внимание на перечень лиц, которым текст правила запрещает жить в одном доме с духовным лицом.

Не будем говорить об обрядовых предписаниях, которые сами по себе не имеют большого значения, а тем более об индивидуальных решениях, которые распространяются только на указанное лицо и ни на кого более. Здесь и так все понятно. Остановимся несколько подробнее на правилах административного управления.

Правила административного управления
Данные правила наиболее подвержены влиянию политических, общественных, исторических и иных обстоятельств. Их соблюдение не только обусловлено в большой степени этими обстоятельствами, но и изменение обстоятельств может иметь следствием то, что не будет достигнута цель, ради которой и принималось данное правило. Более того, нередки случаи, когда буквальное применение правила, являлось ничем иным как злоупотреблением этим правилом и приносило Церкви больше вреда чем пользы. Часто это происходило по инициативе недобросовестных деятелей, которые применяли правило избирательно для достижения своих честолюбивых целей.

Выше, в качестве примера административного правила, было упомянуто 15-е Правило Первого Вселенского собора, суть которого состоит в том, что ни епископ, ни священник, ни диакон не имеют права переходить с того прихода или епархии куда они были изначально рукоположены, на другое место служения. Современная практика не придерживается этого правила вообще. Но дело в том, что его не придерживались уже в IV веке.

Напомним известную историю святителя Григория Богослова. В 372 г. Григорий был рукоположен в епископы небольшого городка Сасимы. По словам самого святителя это было ужасное место: «…селение ужасно скучное и тесное. Там всегда пыль, стук от повозок, слезы, рыдания, собиратели налогов, орудия, пытки, цепи, а жители – чужеземцы и бродяги».

Святой Григорий не жил там, не провел ни одной службы и не рукоположил ни одного священника или диакона, но тем не менее считался епископом Сасимским. Да и само посвящение в епископа Сасим он принял не для того чтобы там служить, а чтобы уже в епископском сане помочь своему другу святителю Василию Великому в его противостоянии с арианами.

Исполнение буквы закона в одних обстоятельствах может привести к достижению желаемой цели, а в других обстоятельствах – наоборот сделать эту цель недостижимой.

А в 381 г. Второй Вселенский собор признал святителя Григория епископом столицы империи – Константинополя. С этим были все согласны, но это было, естественно, прямым нарушением вышеупомянутого правила. И впоследствии, когда на Соборе разгорелась борьба по вопросу замещения Антиохийской кафедры, то в пылу этой борьбы против Григория выдвинули обвинение в нарушении 15-го Правила Первого Вселенского собора, чтобы отстранить его от Константинопольской кафедры.

Вот как писал об этом впоследствии сам Григорий Богослов: «Движимые больше раздражением, чем разумом, они во многом, в том числе и в моем деле усмотрели нечто весьма горькое, когда стали перебирать законы, давно уже не действующие, от которых более всего и очевидным образом свободен был я». Святитель называет 15-е Правило «законом, давно уже не действующим», которое тем не менее было использовано против него. И было это не во благо, а во вред Церкви.

Как и любое другое формально определенное правило поведения, будь то норма права или иная общественная норма, церковный канон характеризуется такими элементами как «дух» и «буква». Римское право в свое время разработало эти понятия очень хорошо. Дух правила или закона – это цель, то чего необходимо достичь в результате применения данного правила. А буква – это конкретное, как правило текстуальное выражение правила. Проблема заключается в том, что исполнение буквы закона в одних обстоятельствах может привести к достижению желаемой цели, а в других обстоятельствах – наоборот сделать эту цель недостижимой. Для решения данной проблемы во многих нормах специально описываются те обстоятельства, при которых она применяется.

Правило о Константинопольском епископе
Рассмотрим с этой точки зрения Правило 28 Четвертого Вселенского Собора (451). Это Правило Константинопольский патриархат наиболее часто приводит в обоснование своих претензий на первенство среди Поместных Православных Церквей.

«Во всем последуя определениям святых отец, и признавая читанное ныне правило ста пятидесяти боголюбезнейших епископов, бывших в соборе во дни благочестивые памяти Феодосия, в царствующем граде Константинополе, новом Риме, тожде самое и мы определяем и постановляем о преимуществах святейшия церкви тогожде Константинополя, нового Рима. Ибо престолу ветхого Рима отцы прилично дали преимущества: поелику то был царствующий град. Следуя тому же побуждению и сто пятьдесят боголюбезнейшие епископы, предоставили равные преимущества святейшему престолу нового Рима, праведно рассудив, да град получивши честь быти градом царя и синклита, и имеющий равные преимущества с ветхим царственным Римом, и в церковных делах возвеличен будет подобно тому, и будет вторый по нем».

Далее Правило перечисляет те области, епископы которых подчиняются Константинопольскому архиепископу. Цель данного постановления заключается в том, чтобы упорядочить церковное управление, определить порядок подчинения и прекратить споры о преимуществах архиерейских кафедр.

Буквальное определение Правила: церковь Константинополя в церковных делах имеет такие же преимущества, как и церковь Рима, и является второй после нее в первенстве чести. Обстоятельства, при которых это Правило применяется также описаны очень четко: Константинополь – столица империи, город в котором пребывает царь и синклит (православные, кстати сказать).

Применимо ли данное правило на сегодняшний день или его следует отнести к категории, как писал святитель Григорий Богослов, «законов давно уже не действующих»?

Церковь Рима не может быть первенствующей в силу того, что она отпала в 1054 г. от Церкви Православной, а во-вторых, Константинополь не только уже не столица, но и города такого уже не существует.

Совершенно очевидно, что во-первых, церковь Рима не может быть первенствующей в силу того, что она отпала в 1054 г. от Церкви Православной, а во-вторых, Константинополь не только уже не столица, в нем не только не пребывает царь и синклит, но и города такого в качестве административной единицы уже не существует. Нынче это Стамбул, один из городов Турции, населенный мусульманами. Соответственно и ответ на поставленный выше вопрос – очевиден.

Конечно же из всего вышесказанного не следует утверждение, что правила Вселенских соборов можно исполнять или не исполнять по своему усмотрению. Но совершенно очевидно то, что руководство этими правилами в жизни Церкви не должно сводится к попыткам буквального их применения, что часто бывает невозможно в силу изменившихся исторических обстоятельств. Необходимо подходит к данному вопросу с осторожностью и духовным рассуждением. Следует обращать внимание в первую очередь на то, чего отцы Вселенских соборов хотели достичь, принимая то или иное правило.

* * *

К сожалению сегодня Константинопольский патриархат злоупотребляет доверием православных людей к авторитету Вселенских соборов и пытается догматизировать те правила административного управления Церковью, которые были приняты в совершенно иных условиях и служили совершенно иным целям. Вред от такого подхода очевиден: церковные дела в Украине, Чехии, Сербии, Черногории и других странах после вмешательства Константинопольского патриархата не упорядочиваются, а приходят в еще большее расстройство. Соответственно привести их в порядок можно только путем исполнения церковных канонов прежде всего по их духу, а не по букве. Хоть это и намного сложнее.

1 Догматические определения и каноны Вселенских соборов помещаются в «Книге правил», определения и судебные решения – в книге «Деяния Вселенских соборов».

Источник

Прочитано 48 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Православный календарь

Пожертвование на сайт

monobank:

5375 4141 0532 7745

ПриватБанк:

5168 7422 2907 6686

Яндекс деньги:

410011238270834

 

Посещения