Вторник, 31 августа 2021 14:56

Отлученная от церкви и проклятая «колдовская деревушка» в Испании привлекает толпы туристов

Спрятанная в предгорьях северной Испании и отлученная от церкви «колдовская деревушка» Трасмоз (Trasmoz) ежегодно собирает тысячи туристов, стекающихся на «колдовской фестиваль» и в «музей колдовства», и наблюдающих реконструкцию обряда отлучения, пишет theguardian.

Наряду с полуразрушенным замком и величественными горными пейзажами, этих людей привлекает уникальная история этого места, ибо Трасмоз – единственная отлученная от церкви и проклятая деревня в Испании. «Пока что отлучение от церкви и проклятие не повредили нам, – смеется Лола Руис Диас (Lola Ruiz Diaz), одна из 47 постоянных жителей этой деревушки примерно в 80 км к северо-западу от Сарагосы. – Напротив, они пошли нам на пользу».

Поток туристов увеличивается в летний период, а в июле на традиционный колдовской фестиваль сюда прибывает до 6 тысяч путешественников. Они жадно смотрят экспонаты в крошечном музее колдовства и наблюдают постановку-реконструкцию торжественного обряда отлучения и проклятия. Мало кто из жителей мог предполагать, что отлучение Трасмозы сделает ее объектом ажиотажного туризма. Первый ручеек путешественников потек сюда два десятилетия назад, когда местные жители начали целенаправленно возрождать давние мифы, традиции, предания, атрибуты и обряды, и с тех пор этот поток только усиливался.

Деревушка была проклята в результате целой серии конфликтов, разгоревшихся более 700 лет назад. В то время Трасмоз был процветающей общиной христиан, евреев и арабов, враждовавших из-за пастбищ, вод и лесов с могущественным противником – ближайшим монастырем в Веруэле (Veruela). Распря из-за права рубки леса на дрова достигла пика в 1252 году, и в результате настоятель монастыря пригрозил отлучить Трасмоз от католической церкви. «Это было что-то вроде истерики», - говорит Руиз.

Вторая жестокая распря вспыхнула 250 лет спустя, на этот раз из-за права водопользования – жители и монастырь не поделили воду местной горной речки. На этот раз жителей Трасмоза поддержали и дворяне из соседнего замка, и ожесточившееся духовенство монастыря приняло ответные меры. С благословения тогдашнего папы Юлия II, аббат монастыря провел обряд торжественного отлучения с проклятием из Псалмов. По словам Руиз, жители деревни не придали особого значения отлучению и проклятию, и жизнь потекла прежним чередом. «На мой взгляд, жители Трасмоза не слишком серьезно отнеслись к отлучению, поскольку за многие столетия вендетта с монастырем стала для них обычным делом», - считает Руиз.

Некоторые даже воспользовались новым статусом деревушки в своих корыстных целях. Через пару десятилетий после отлучения, когда народ привык шарахаться от этого зловещего места, смотрители замка устроили в нем мастерскую по чеканке фальшивых монет. Чтобы отпугнуть любопытных чужаков и возможных доносчиков, они пустили слух, что таинственный стук, звон и говор, доносящийся из замка по ночам, производят обитающие в этих местах ведьмы и колдуны на своих шабашах. «Эти ночные звуки, конечно же, доносились из мастерской фальшивомонетчиков, – говорит Руиз – однако монастырю эти зловещие слухи были на руку, и там принялись трезвонить, что Трасмоз после отлучения и проклятия стал деревней оборотней, ведьм и колдунов».

Плохая репутация прижилась, и Трасмоз широко прославился как горное обиталище нечистой силы. Кое для кого эта репутация имела самые тяжкие последствия – поскольку местных жителей то и дело обвиняли в колдовстве. Последней была осуждена по обвинению в колдовстве Хоакина Бона Санчес, известная как Тиа Каска – ее столкнули в ущелье в 1860 году, посчитав виновной в целой серии смертей в деревушке.

Со временем Трасмоз пришел в упадок и запустел – то ли из-за проклятия, то ли в результате моровых напастей и прочих бедствий, пронесшихся по всей Испании. Замок был оставлен и заброшен хозяевами, а из первоначального населения деревушки в 700 человек мало кто остался - особенно после того, как вышел королевский эдикт об изгнании евреев в 1492 году, а за ним еще и эдикт об изгнании мусульман. В новейшее время эти места продолжали пустеть из-за оттока молодежи в города ввиду быстрой урбанизации.

Однако спад достиг дна и сменился робким возрождением – особенно после того, как местные власти объявили о государственных субсидиях для деревень в целях сохранения и развития их самобытных особенностей, промыслов, ремесел и традиций. Одни деревни возродили традиции гончарного производства, другие – плотничьего и столярного искусства, третьи занялись резьбой, ткачеством или виноделием, и так далее. «Вот и мы стали вспоминать – а чем же славен наш Трасмоз? – вспоминает Руиз. – Ответ был мгновенным – ведьмами». Так родилась традиция ежегодных колдовских фестивалей Feria de Brujería с гаданием на картах Таро, приворотными зельями из горных трав и неизменным избранием кого-то из местных жительниц «ведьмой года». «Для нас это нечто вроде способа утвердить нашу колдовскую идентичность с одной стороны, и воззвать хоть к какому-то покаянию за грех преследования и убийств этих несчастных женщин с другой стороны», - говорит Руиз.

Многие разделяют ее беззаботный взгляд на мрачное прошлое и яркое настоящее Трасмоза, хотя есть немало приезжих, возлагающих надежды на магические дары местных ведьм. «Люди идут потоком ко мне на дом с просьбами избавить их от сглаза или болезни, – сетует Руиз, обладательница титула «ведьмы 2008 года». – Однако у нас здесь нет таких средств и сил».

«Фестиваль стал одним из самых посещаемых в северной автономной провинции Арагон, – ч гордостью говорит Хесус Андия (Jesús Andia), нынешний мэр Трасмоса. – Вначале для жителей села это было чисто символическое действо, однако очень скоро мы осознали, что людям оно действительно очень нравится своей необычностью». По большей части местные жители приветствовали идею осмеяния давней вендетты села и монастыря. «У нас, конечно, есть некоторые односельчане, которые воспринимают серьезно давнюю вражду и отлучение и не любят насмешки над ними и скоморошество по этому поводу, – признает Андия. – Однако большинство жителей понимает, что каждому селу в наше время нужно как-то утверждать свою уникальность и самобытность, всеми силами цепляться за что-то свое, иначе оно рискует исчезнуть в новых реалиях».

Спустя почти восемь веков после отлучения Трасмоза от церкви, отношения с монастырем Веруэлы давно наладились, и давние заклятые враги то и дело объединяют усилия ради организации того или иного культурного или церковного события. Нельзя заметить никаких признаков давних распрей и в сельском храме Трасмоза, где мирно текут богослужения, крещения и другие обряды. Жители села хранят безмятежность и не торопятся бить челом Ватикану ради снятия с деревушки отлучения и проклятия. «Мы никогда не обсуждали эту идею и не собираемся этим заниматься, – говорит мэр Андия. – Если мы вдруг решим избавиться от этой яркой части нашей истории из каких-то непонятных побуждений, я думаю, что будущие поколения нам никогда этого не простят».

Источник

Прочитано 30 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Православный календарь

Пожертвование на сайт

monobank:

5375 4141 0532 7745

ПриватБанк:

5168 7422 2907 6686

Яндекс деньги:

410011238270834

 

Посещения