ЦЕРКОВНОЕ ОБОЗРЕНИЕ

Информационный Сайт Херсонского Священника
Вторник, 25 августа 2020 12:25

Идеология против реальности: чем кончится сражение за будущее Джеймса Янгера?

У супружеской пары родился ребенок – мальчик. Прошло несколько лет, и супруги развелись. Вдруг мама мальчика решает, что он, на самом деле, является девочкой. Она начинает одевать мальчика в одежду для девочек и называть его женским именем, а потом пытается записать его в детский сад в качестве девочки.

По Вашему мнению, как должны были бы реагировать на происходящее отец, врачи и общество – в нормальной ситуации?

Ещё совсем недавно реакция на подобную ситуацию в любой стране мира была бы примерно одинаковой. Если бы причина была в том, что мальчик сам считает себя девочкой, врачи объяснили бы маме, что нет никаких причин поддерживать подобное детское мнение. Такое бывает с детьми, ещё не слишком хорошо понимающими суть половых различий. Если бы мальчик продолжал упорно считать себя девочкой, ему бы поставили диагноз – «расстройство половой идентификации в детском возрасте» (код F64.2 согласно 10-му пересмотру Международной классификации болезней – МКБ 10). Врачи могли бы сказать ей, что, согласно долговременным исследованиям детей с таким расстройством, «лишь от 2 до 20% [из них] будут иметь расстройство половой идентичности во взрослом возрасте» (как сообщается в седьмом издании учебника «Основы педиатрии по Нельсону») [1] .

Если бы убеждение мамы, что её сын – девочка, не было связано с поведением ребёнка, или она продолжала бы упорно настаивать на этом после объяснений врачей, возможно, ей самой рекомендовали бы обратиться к специалисту. И уж точно, обратись родители за разрешением своего спора к закону, ни один суд не поддержал бы мать в упорном намерении сделать из своего мальчика девочку. «Это просто безумие!» — такой была бы реакция любого нормального человека на подобное требование еще пару десятилетий назад. И лично я с этой реакцией полностью согласен.

К сожалению, в последние годы это безумие становится во многих странах частью «новой нормальности». В реальности, конечно же, ничего нормального в этой «новой нормальности» нет. Объективно, в реальности два плюс два – это по-прежнему четыре, а не пять или двадцать два. Точно так же мальчики – это мальчики, а девочки – это девочки, и это определяется биологическим полом ребенка. Человек, верящий в то, что он – Наполеон, не станет от этого знаменитым французским императором XIX века. Мужчина, решивший, что он – женщина, не станет от этого женщиной. И опасные хирургические операции или вредная гормональная терапия этого не изменят.

Объявляя безумие нормой и используя силу закона для того, чтобы заставить несогласных повиноваться такой политике, общество не способно изменить объективную реальность. Реальность – такая, как законы арифметики, биологический пол человека или тот факт, что брак – это союз мужчины и женщины, – останется неизменной. Зато, объявляя нормой безумие, общество меняет себя – и серьёзно: оно становится безумным.

История американского мальчика из Техаса Джеймса Янгера стала трагической иллюстрацией всего сказанного.

Несколько лет назад супруги Джеффри Янгер и Энн Джорджулес развелись. Плодом их брака стали два сына – Джеймс и Джуд. Воспитывать детей родители могли совместно, но проживали они обычно у матери. И однажды маленький Джеймс приехал к папе и сообщил ему, что теперь он – девочка. По его словам, так ему сказала его мама.

Госпожа Джорджулес, как сообщает пресса, решила, что её мальчик – девочка, потому что он воображал себя героинями диснеевского мультфильма «Холодное сердце», а также предпочитал играть в игрушки, которые обычно любят девочки. Она сочла необходимым поддержать «гендерный выбор» своего ребёнка, которому на тот момент было пять лет. Она начала относиться к нему, как к девочке, и называть его женским именем Луна. Она покупала ребёнку парики и брала его с собой на «ЛГБТ»-парады.

Кроме того, как сообщают, она обратилась к врачам из программы GENECIS (сама она, кстати, тоже является врачом-педиатром). Название этой программы расшифровывается как «Междисциплинарная программа поддержки гендерного образования и заботы» (Gender Education and Care Interdisciplinary Support Program). Её основательница, доктор Химена Лопес, называет её «единственной клиникой для трансгендерных детей и подростков» в «консервативном» Техасе. На сайте этой программы сообщается, что она проводит для детей в возрасте от 7 до 14 лет гормональную терапию и терапию ингибиторами полового созревания – препаратами, предотвращающими у маленьких пациентов развитие вторичных половых признаков.

Строго говоря, на наш взгляд, само существование подобных программ для детей уже ставит серьёзные вопросы о психическом здоровье общества, в котором это происходит. Не так давно серьёзный скандал возник вокруг «Тавистокского центра» — единственной клиники для детей-трансгендеров в государственной системе здравоохранения Великобритании. Несколько сотрудников покинули эту клинику, заявив, что в этом заведении детей с трёхлетнего возраста подвергали «ненужной терапии по смене пола», поспешно ставя им необоснованные диагнозы.

Комментируя эту ситуацию газете Times, профессор Карл Хенеган, директор Центра доказательной медицины Оксфордского университета, заявил: «Учитывая скудость доказательств, непредусмотренное использование [таких] лекарств в лечении гендерной дисфории, по большому счёту, является проведением нерегулируемых опытов над детьми».

Но подобный эксперимент в отношении своего сына, видимо, не смутил госпожу Джорджулас. Кстати, как сообщают СМИ, она не является биологической матерью Джеймса (как и его брата): мальчики были зачаты искусственным путём от донорской яйцеклетки.

Отца (кстати, православного христианина), естественно, возмутило то, что делают с его сыном. Между родителями возник спор, перешедший в судебное разбирательство.

Казалось бы, здесь этой странной ситуации и должен был бы быть положен конец. Джеймсу на тот момент исполнилось семь лет. Когда он гостил у отца, он считал себя мальчиком и предпочитал использовать своё мужское имя. Джеффри Янгер сообщил, что сперва он разрешил своему сыну носить женскую одежду во время его визитов, но вскоре обнаружил её в мусоре, выброшенной.

То, что пыталась сделать с Джеймсом госпожа Джорджулас, было бы честно и правильно назвать жестоким обращением с ребёнком и решительно прекратить.

Но долгая деятельность воинствующих «ЛГБТ»-активистов, агрессивно заставляющих ученых и врачей склоняться перед своей идеологией, не остаётся бесплодной. Она действует на специалистов и общество как настоящий ингибитор созревания – зрелые и основанные на объективной истине оценки выходят из моды и даже становятся опасными. Поэтому простое, очевидное и справедливое решение принято не было. Вместо этого началась долгая судебная битва между отцом и матерью Джеймса.

В октябре прошлого года суд присяжных постановил, что мать должна быть единственным законным представителем Джеймса, имеющим право принимать в его отношении все медицинские решения. Иными словами, что она будет иметь полное право сделать из своего мальчика девочку, вопреки воле его отца (а, по словам отца, – и самого ребёнка).

Разумеется, отец не согласился с этим безумным решением. Он оспорил его. Кроме того, он создал сайт под названием «Спасите Джеймса!», привлёк внимание организаций и людей, выступающих против подобных опытов над детьми, и с их помощью собрал средства для оплаты юристов.

В октябре судья Ким Кукс отменила решение присяжных и постановила, что у матери не должно быть права единолично принимать решение о смене пола своего сына. Одновременно она решила заткнуть рот обоим родителям, запретив им публично комментировать дело своего сына до того, как ему исполнится восемнадцать. Ей явно не понравилось общественное внимание к этому делу. По её мнению, отец, привлекая внимание к безумию, творящемуся вокруг его сына, нарушил право ребёнка на частную жизнь.

Никакого нарушения права ребёнка в попытке изменить его пол, разумеется, суд не увидел. Но он, хотя бы, решил, что родители должны принимать все медицинские решения в отношении детей совместно. С одной оговоркой: если родители не смогут достигнуть согласия, решения в отношении ребёнка за них вправе принимать назначенный судом адвокат — «координатор родительства». Кстати говоря, такие решения судов – явная узурпация естественных родительских прав. И если в некоторых странах многие не понимают этого, то лишь по одной причине — такая противоестественная узурпация уже зашла слишком далеко.

Тем не менее, в этом решении была хотя бы тень справедливости. И, конечно же, оно не устроило госпожу Джорджулес, которая продолжила битву за своё право превратить сына в девочку. В ноябре 2019 года она потребовала отмены принятого судом решения и возвращения к первоначальному решению суда присяжных, дававшему ей возможность исполнить это жестокое намерение.

В конце января 2020 года она вновь проиграла судебный процесс. Судья Мэри Браун подтвердила, что родители имеют равные права на воспитание сына, и постановила, что все медицинские решения они должны принимать совместно.

К сожалению, на этом история не закончилась. С упорством, заслуживающим лучшего применения, госпожа Джорджулес продолжила добиваться права сделать из Джеймса девочку по имени Луна. И буквально на днях, 11 августа 2020 года, судья приняла новое решение, сделав шаг в сторону её требований.

Не дав пока ей права единолично принимать медицинские решения в отношении сына, она дала ей право принимать такие решения в сфере психологической помощи ребёнку и его образования. Вероятно, теперь госпожа Джорджулес сможет записать своего восьмилетнего мальчика в школу в качестве девочки. Авторы страницы «Спасите Джеймса» в Facebook комментируют: «Судья Мэри Браун обрекла Джеймса и Джуда на жизнь, полную психотерапии, смятения и жестокости, даже не проведя слушания».

То, что происходит с маленьким Джеймсом – и с множеством других детей в США и некоторых других странах – это безумие, варварство и жестокость. Сама возможность подобных судебных процессов в стиле «идеология против биологии» — симптом далеко зашедшей психической патологии общества. Мы можем лишь надеяться, что пока она может быть ещё обратимой.

Но, чтобы прекратить это безумие, необходимо вернуть науку и медицину их законным владельцам – разуму и здравому смыслу, отобрав их у агрессивной абсурдной идеологии и её радикальных поборников. Происходящее опасно для всех нас – и все мы призваны в меру своих сил бороться с этим абсурдом, чтобы спасти таких детей, как Джеймс и многие другие, которых пытаются принести в жертву «богам» новых ложных «ценностей». К сожалению, пока что сексуальные радикалы куда активнее здравомыслящих людей – благодаря их агрессивному давлению в прошлом году Всемирная Организация Здравоохранения уже перестала считать «трансгендерность» расстройством в новом пересмотре Международной классификации болезней, который вскоре планируют начать использовать и в России.

В США это произошло ещё раньше – в последнем пересмотре авторитетного американского «Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам» (DSM-V) диагноз «расстройство половой идентификации» был заменен на «гендерную дисфорию». Как поясняет нам восьмое издание уже упоминавшихся выше «Основ педиатрии по Нельсону», это «воплощает попытку устранить стигматизирующее влияние термина “расстройство”, при этом сохранив сам диагноз в DSM-V, чтобы обеспечить страховое покрытие расходов на медицинские вмешательства» [2] .

Мы должны ясно понимать – это не имеет никакого отношения к науке и медицине. Специальный доклад «Сексуальность и гендер», опубликованный в 2016 году в журнале «Новая Атлантида», констатирует (с. 6): «Лишь меньшинство детей, имеющих кросс-гендерную идентификацию, будут придерживаться её в подростковом и зрелом возрасте […] Нет никаких доказательств того, что следует поощрять трансгендерность всех детей, демонстрирующих гендерно-атипичные мысли или модели поведения».

Размышляя об истории маленького Джеймса Янгера, стоит вспомнить о трагической судьбе другого ребенка – Дэвида Реймера, пациента одного из отцов гендерной идеологии Джона Мани. Этого ребёнка (в этом случае – с согласия обоих родителей) с детства растили как девочку, удалив ему половые железы и дав женское имя – Бренда. Потом он попытался вернуться к нормальной жизни, но сделать это окончательно ему не удалось. В возрасте 38 лет Дэвид Реймер покончил жизнь самоубийством, выстрелив себе в голову из обреза.

Все мы, конечно же, искренне надеемся, что Джеймса Янгера ждёт счастливое будущее, и с ним не произойдет ничего подобного – в том числе благодаря самоотверженной борьбе его отца и многих других. Но тем, кто воплощает гендерное безумие на практике, не стоит забывать, к каким трагическим последствиям уже приводили подобные жестокие опыты над детьми.

Источник

Прочитано 68 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Новости Херсонщины

Что пишут в соцсетях

  • ТК Лабарум. Группа профанарских «теологов» начала атаку на Грузинскую Православную Церковь
    Еще накануне Рождества Христова группа из 15 выпускников семинарий опубликовала критическое письмо под названием «Рождественское послание грузинских теологов». По словам «теологов», они «чувствуют себя обязанными озаботиться ситуацией» в Грузинской Православной Церкви (ГПЦ) и «дать оценку…
  • Фанар: Когда сам себе суд, без суда и следствия - ТК Лабарум
    Когда фанариоты и их сторонники говорят о каноническом обосновании привилегий Константинопольского престола, то чаще всего ссылаются на 9 и 17 правила IV Вселенского Собора. Из этих правил, по их мнению, следует функция Константинопольского Патриархата, как…
  • Киев между автокефалией и экзархатом - ТК Лабарум
    Сценарий, о котором говорит митрополит Бориспольский и Броварской Антоний возможен. Речь о том, что Фанар со временем заместит своим экзархатом раскольничью СцУ. Исключать этого, конечно же, нельзя. Более того, можно с уверенностью сказать, что у…