Russian English Greek Serbian Ukrainian
Информационный Сайт Херсонского Священника

ЦЕРКОВНОЕ ОБОЗРЕНИЕ

Издательство Псково-Печерского монастыря «Вольный Странник» продолжает видеорубрику «Несвятые святые - наши дни». Насельники монастыря рассказывают о своей жизни: как они пришли в монастырь, о своих послушаниях и о том, какие удивительные истории с ними происходили в стенах родной обители.

В двенадцатой серии игумен Савва (Комаров) рассказывает о благословении старца Николая Гурьянова на монашеский путь, призыве Бога к каждому человеку и о важности духовного наследия старцев. Отец Савва тринадцать лет был наместником Иоанно-Богословского Савво-Крыпецкого монастыря, нес усердные труды по восстановлению обители.

 

Источник

Издательство Псково-Печерского монастыря «Вольный Странник» продолжает видеорубрику «Несвятые святые - наши дни». Насельники монастыря рассказывают о своей жизни: как они пришли в монастырь, о своих послушаниях и о том, какие удивительные истории с ними происходили в стенах родной обители.

В одинадцатой серии Игумен Августин (Заярный) рассказывает о приходе к вере, первых впечатлениях о монастыре и памятных встречах со старцами. Также он подчёркивает важность классического искусства, особенно для современных молодых людей.

Игумен Августин на протяжении многих лет является катехизатором и преподает в Псковском государственном университете, а теперь и в Псково-Печерской семинарии.

Источник

Опубликовано в Религия и мир

спенский пост у православных – по строгости сопоставимый с Великим – завершился в пятницу праздником Успения Богородицы. О посте и "околомонашествующих", о выборе между женой и монастырем, а также о старцах на Валааме рассказал председатель комиссии Русской православной церкви по канонизации святых, игумен ставропигиального Спасо-Преображенского Валаамского монастыря епископ Троицкий Панкратий. Беседовал Артем Буденный.
- Владыка Панкратий, для чего нужен пост и как его провели на Валааме?
- Церковь призывает в это время к покаянию. Главная цель поста – не пища и питие, не жесткие гастрономические рамки, важно очиститься духовно и приблизиться к Богу, чтобы мы больше о нем думали. Для того и более длительные, чем обычно, службы. В монастыре пост более строгий, но я не думаю, что мирянам полезно проводить пост в такой же строгости и столько же времени быть в храме, как это делают монахи. Для мирянина нужны, прежде всего, совет духовника и благоразумие.
- Как нужно поститься, чтобы почувствовать себя монахом?
- Это странное желание. Есть категория людей - "околомонашествующие" - кто живет при монастыре, но не становится монахом. Если хочешь почувствовать себя монахом, возьми отпуск и приезжай в обитель: посмотри, как тут постятся, побывай на всех службах, которые тебе по силам после послушаний. Но это нужно, чтобы когда-то встать на монашеский путь. В других случаях я в этом смысла не вижу.
- Монастырь – это идеал жизни для христианина?
- Некоторые думают, что спасение возможно только в монашестве. Если бы это было так, Господь бы прямо сказал: "Всем в монастырь". Есть и монашествующие, далекие от спасения, и миряне, которые живут свято. Поэтому не стоит противопоставлять монахов и мирян. Человек может быть кем угодно – монахом, мирянином, священником, епископом – главное, чтобы он был в Церкви, чтобы его душа стремилась к Богу, чтобы ее наполняла доброта и любовь к Богу и ближнему.

- Говорят, люди всю жизнь учатся любить. Достаточно ли намерения полюбить, чтобы стать монахом или создать семью?
- Без намерения любить нельзя ни в монастырь прийти, ни жениться. Но и какая-то начальная любовь должна быть. У монашествующих это выражается в любви к богослужению, чтении Священного писания, духовной литературы. Их больше интересуют вопросы духовной жизни и меньше – житейские, если вообще интересуют.
Без намерения любить нельзя ни в монастырь прийти, ни жениться.

У тех, кто хочет создать семью, любовь к избраннику или избраннице должна быть, но это только начало христианского брака. Брак, как и монашество, направлено к одной цели – спасению, просто пути разные.
Считаю, что брак для спасения сложнее, чем монашество. Но и там, и там есть свои трудности и духовные опасности. В браке человек больше поглощен своими заботами, бытом, финансами. И часто это сторона жизни вытесняет духовную. Но и у монаха такое бывает. Есть период "начальной любви" - первой благодати, когда Господь дает ее даром. Причастился – и чувствуешь себя почти как апостол Павел. Но это временное, а потом приходят искушения, испытания, скорби, которые нужно нести - и человек может не справиться, ведь нужно уже своим трудом и подвигом вернуть благодать. Быт тоже есть в монастыре, есть и такие увлекательные работы, что можно забыть о молитве. Но ещё хуже состояние монашеского мещанства, когда духовная жизнь монаха уже не интересует и он живет только внешними интересами.
Поэтому и там, и там можно уклониться от пути ко спасению.
- Бывает ли, что монах длительное время деградирует?
- Это самая тяжелая история, личная и общая для братства катастрофа. "В семье не без урода", а монастырь и тем более Церковь - большая семья. Поэтому относимся к нему как к больному родственнику. И в семье, и в монастыре – редко, но бывают, например, алкоголики. Выгнать – в миру они опустятся и погибнут. Но иногда приходится выгонять: для общего блага, потому что лучше пусть один погибнет, чем многие.
- Что делать, если "уклониться от пути ко спасению"?
- Всегда есть покаяние. Человек, который желает жить духовной жизнью, всегда должен жить внимательно, понимать, что делает в каждый момент жизни - это называется трезвение. Если вовремя заметил, что согрешил, уклонился от пути ко спасению, кайся, исправляйся. Покаяние это не только когда порвал на себе рубаху, пролил несколько слез и снова делаешь то же самое. Надо исправлять свою жизнь путем покаяния. И тут я тоже вижу схожесть брака и монашества.
- Как выбрать – семья или монастырь?
- Когда человек приходит в монастырь, мы смотрим, что определяет его жизнь. В среднем это занимает два-три года. За это время человек осознает, не поторопился ли, и мы вместе с ним делаем вывод. Бывает, он сомневается: и девушки есть хорошие, и семейная жизнь привлекает, и работа интересная, полезная для общества. Тогда он остается в миру, женится, трудится и спасается на своем месте.
- Как выстроить отношения с родными, если человек решил стать монахом?
- С любовью к Богу и своим родителям. Родительское благословение очень многое значит, но не оно определяющее. Мы знаем из житий, что некоторых родители не благословляли, а они ушли из мира и стали святыми.
- Монах молится о всех людях. Любить всех абстрактно легче, чем конкретного человека рядом?
- Абсолютно верно.
- Как монах "тренируется" в любви?
- По-разному. Для монаха главное - духовное содержание жизни: любовь к Богу и ближним, в первую очередь к братьям, с которыми мы живем всю жизнь. Когда 30 лет назад я возглавил монастырь, первым делом мы восстановили устав: богослужение и литургическая жизнь – основа монастырской. А после начали строить братство. Мы потому и называемся братией: это одна монашеская семья, вне зависимости от места, которое человек занимает в монастырской иерархии. И этого не дает никакой устав, но только правильное духовное устроение, молитва друг за друга, забота друг о друге.
В этом деле есть духовно преуспевшие, а есть не очень. Первых мы знаем – их часто называют старцами. Есть средние, а есть и такие, кто недалеко продвинулся по пути духовного совершенства. У мирян то же самое. Есть пары – образец христианского брака, а есть те, кто по имени христиане, а живут очень плохо, ругаются. Я не могу понять, как можно в семье ругаться друг на друга, а тем более поднимать руку.
Знаю одну пару, им обоим далеко за 80, вместе прожили 50 лет. Муж - не церковный человек, а супруга верующая. И они уважают друг друга, любят, заботятся друг о друге и, по словам жены, никогда не повышали друг на друга голос.
Такая жизнь – райская, христианская, наполненная любовью и уважением, пониманием того, что в своих взаимоотношениях нужно чем-то жертвовать ради ближнего.

Он не хочет по каким-то причинам идти в церковь - она уважает его выбор. И в другую сторону - то же самое.
- Христианская любовь – только жертвенная, ведь ее высшее проявление, по Евангелию, это отдать жизнь за другого человека?
- Это то, что сделал Господь. Перед исходом на Голгофу он сказал ученикам, что нет выше такой жертвенной любви. И он показал, какая эта любовь – самопожертвование. Это идеал, он нам доступен, но начинать надо с малого, например, перестать ненавидеть, потому что это противоположность любви. Когда я высказывался эмоционально о ком-то, почти осуждая, мой друг говорил мне: "Ничего, он исправится". Грешный человек – может исправится, покаяться. Может, перед очами Божиими он даже милее будет, чем тот, кто его осуждает.
- Получается, только жертвуя, отдавая, человек возрастает в любви?
- Отдавать, это и есть счастье: когда человек расстается с чем – то дорогим ради ближнего. Когда человек берет, он может какое-то время радоваться. А потом радость уходит - до следующего приобретения.
Когда человек берет, он может какое-то время радоваться. А потом радость уходит - до следующего приобретения.

А человек, который дает – если он отдает ради Христа - получает взамен благодать. А когда человек с благодатью – он счастлив, рад, ему больше ничего не надо. Он хочет только быть с Богом там, где он находится физически: чаще всего в своей келье. Именно в таком состоянии возможен подвиг затворничества.
- Если человек помогает без усилий, или по привычке, от избытка – это уже не любовь?
- Мы помним притчу про две лепты вдовицы. Перед Господом дорого то, что она последнее отдала Богу. Такой человек получит воздаяние – и в этой жизни, и в будущей. Речь про преодоление своего эго: переступить через себя, пожертвовать своим – интересами, временем, деньгами. Надо оторвать что-то от себя любимого. Первоначально это может вызывать дискомфорт. Потом Господь дает человеку благодать – в том числе в педагогических целях, чтобы понять, что отдавать лучше, чем брать.
Я часто общаюсь с благотворителями, которые могли направить средства на себя, семью. Но когда видят, что сделали доброе дело - построили храм, помогли больным людям, детям - они счастливы. Некоторые делаться доходами организаций, а кто-то отдает личные сбережения. И это гораздо дороже. Недавно один блокадник, пожилой небогатый человек, принес пожертвование на храм – свои накопления. Я испросил, не ущемит ли он себя этим, а он даже немного обиделся: "Это моя жертва, говорит, пожалуйста, примите". Если человек так поступает, значит, есть на то вдохновение и благословение свыше.
- Если для духовного роста лучше пострадать побольше, почему люди выбирают жену или работу, которые больше нравятся?
- Любой человек ищет то, что ему по силам, и каждому дается по силам. По-христиански жить не значит, совсем плохо, это удел святых. Вспомним Филарета Милостивого: он даже семьей жертвовал, чтобы помогать посторонним, но более нуждающимся.
- Монастырь выбирают, где тяжелее жить или комфортнее?
- Я думаю, что главное тут не комфорт, а возможность жить по-монашески, по- христиански, чтобы человек мог идти по пути духовного совершенствования. Бытовые удобства тоже важны, но это вопросы другого порядка. Если человек ради комфорта приходит в монастырь, то невысока мера его духовной жизни. Мы стараемся создать для братии все условия: и бытовые и для духовной жизни, например, чтобы они могли часто исповедоваться и причащаться. А уж как человек подвизается, зависит от него и духовника.
- Монахи воспринимают болезни как возможность пострадать? Лечатся ли они?
- Как правило, обращаются к врачам. Я на этом настаиваю. Ищем хорошую квалифицированную медпомощь. Но бывает, что отказываются покидать обитель и на волю Бога себя предают. Но это удел немногих: у всех своя мера. Как сказал Господь, те, кто может вместить, да вместит. Мы ни в коем случае не призываем к сознательному вреду здоровью. И старцы лечились. Но, тем не менее, такой подвиг существует.
- Если человек пытается жить по воли Божией, то "руководитель" в монастыре – это "транслятор" божественной воли?
- У нас часто смешивают понятия: послушание как работу, труд, например, хлеб печь, и послушание как качество, как отсечение своей воли. В случае с работой, если не слушаешься начальника, тебя просто уберут с этого места – все как в миру. Иерархия и порядок должны быть в любом монастыре, но это про дисциплину, а не про послушание.
Если говорить про послушание как качество, то отсечение своей воли полезно только с рассуждением, а не когда она слепо вручается другому человеку. Даже великий святой преподобный Серафим Саровский – и то утверждал, что иногда говорил от себя и ошибался.
Но у кого бы человек ни спрашивал совета ответственность в любом случае остается на нем. Кстати, одна из причин, почему люди приходят к духовнику или к человеку, которого они считают старцем – нежелание самим что-то решать, брать на себя ответственность.
- Есть ли старцы на Валааме? К ним можно попасть?
- Смотря, что подразумевать под старцем. На Афоне на каждом шагу слышишь "старец" - "геронда". Но там другое понимание слова - это "старший монах" монастыря или скита. На Руси старцем называют человека, который наделен не только духовным опытом и рассудительностью, но и духовными дарами, которые признают практически все, кто к нему обращается.
Люди, которых мы в Русской православной церковной традиции привыкли называть старцами, были, но сейчас я бы не рискнул назвать старцем ни одного человека из ныне живущих, во всяком случае тех, кого я знаю.

Все почили: отец Кирилл в Троице- Сергиевой Лавре, отец Иоанн Крестьянкин в Печорах, старец Ефрем из Аризоны. На Афоне тоже все уже ушли, и на Валааме старцев нет.
Зато есть много негативных примеров младостарчества или лжестарчества, когда люди принимают на себя вид старцев и начинают говорить, что "это Воля Божия - поступай только так". Еще они ссылаются на Богородицу, или святых. От таких людей лучше держаться подальше.
Архимандрит Кирилл, который духовно окормлял меня многие годы, никогда не настаивал на своем, только советовал. И мне кажется, для нашего времени жизнь по совету более безопасна и правильна, чем вручение себя какому-то человеку, потому что ты не знаешь, что это за человек, хотя у него может быть седая борода и он, возможно, много лет прожил в монастыре.
- А можно ли вообще узнать волю Божию о себе?
- Меня часто спрашивают – какая Воля Божия? Ответ в Евангелии. Насколько наша жизнь соответствует Евангелию – настолько она соответствует Воле Божией. Молитесь, живите церковной жизнью, спрашивайте совета духовно опытных людей, кому вы доверяете – вот правильная линия поведения православного христианина в наше время.
- Как преодолеть нерешительность и идти за Богом?
- Вопрос непростой - о том, как преодолеть эгоизм и, по большому счету, грех. Легче его преодолеет тот, кто чаще обращается к Богу с молитвой, кто предстоит Богу. Человеку, далекому от этого, погруженному в заботы - будет труднее себя преодолеть, чтобы сделать что-то духовное.
Бывает, человек не может поступить по воле Божией, как в евангельской истории про юношу, который не смог отказаться от богатства. Господь его не осуждает: что ж, не смог человек понести. У нас часто не хватает духовных сил, веры, решимости делать так, как надо было бы поступить исходя из Евангелия.
- Ответственность за других помогает или мешает исполнять волю Божию, например, приходится ли идти на компромисс с совестью, чтобы людям, подчиненным, было, что поесть?
- Безусловно, приходится. Начальствующим не позавидуешь: быть в послушании всегда легче. Святитель Игнатий писал: "Загляните в голову настоятеля храма, вы увидите там кровлю, бревна, кирпичи и благотворителей", потому что мы думаем о том, откуда на все это взять денег. А послушник пользуется тем, что есть: он выполняет свою работу, и идет на службу – голова свободна. Но для чего так устроено? Голова освобождается для того, чтобы заполнить ее Богом, а не болтовней за чашкой чая. Поэтому если нет молитвенного склада души, лучше уж трудиться. Есть ведь такие люди – что ни поручи, все сделают идеально - они очень ценятся в монастырях, а есть те, кто все провалит, зато молятся от души. Это как Марфа и Мария - у каждого свое служение.
- Есть ли счастье в монастыре?
- Конечно. Если бы его не было, не было бы и монашествующих. В монастыре можно найти все – и плохие примеры, и замечательные. То же самое в духовной жизни каждого человека. Есть дни, часы, минуты, когда не то что счастлив, а готов жизнь отдать за это состояние. А есть моменты отчаяния, пустоты, мрака, богооставленности – и их больше. Но того, кто борется с грехом, стремиться покаянием очищать душу, идти за Христом – Господь никогда не оставит, поддержит в тяжелое время и даст минуты радости, счастья, духовного подъема, чувства, что ты любим Богом и с ним. Это укрепляет и удерживает верующих на духовном пути

Источник

Опубликовано в Новости РПЦ

Монастырь Русской Зарубежной Церкви в честь Всемилостивого Спаса находится в штате Вашингтон, который сначала стал одним из эпицентров пандемии коронавируса в США, а затем – и массовых протестов, захлестнувших почти всю страну. Настоятель обители, расположенной на острове близ Сиэтла, игумен Трифон (Парсонс), в миру когда-то был лицензированным психологом, но вот уже много лет у него нет клиентов или пациентов – только духовные дети.

Он рассказал не только о том, как выходить из пандемии, и с какими последствиями мы все можем столкнуться. Батюшка, который в молодости был радикальным социалистом,поделился мнением о том, как вера может помочь преодолеть трудности, а также сравнил нынешние события в США с предреволюционной ситуацией в России в 1917 году.

Труднее всего сейчас пожилым людям и молодежи

- Отец Трифон, почему Вы, американец, выбрали русское православие?

- Это шло от сердца. Я люблю русскую культуру, русскую музыку, литургическую музыку Русской Церкви, ее традиции. Когда я стал искать свой путь в православие, для меня было естественным присоединиться к Русской Церкви.

- Вы живете в штате Вашингтон, который в начале пандемии стал одним из эпицентров распространения коронавируса. Как оцениваете сложившуюся ситуацию?

- Как ужасную социальную трагедию. Уже очень много народу умерло, люди остаются без работы, многие компании закрываются, и часть из них уже не откроется вновь. Я также волнуюсь о множестве православных христиан, у которых в течение нескольких месяцев не было и под час до сих пор нет возможности посещать литургии. Молю Бога о том, чтобы они вернулись в храмы, когда позволит эпидемиологическая обстановка. Особенно о молодежи – придет ли она вновь?

- С чем к Вам приходят сейчас Ваши духовные чада, какие проблемы приносят?

- Я веду ежедневный блог, а еще с понедельника по пятницу выпускаю подкаст, и таким образом каждый день общаюсь более чем с 50 тысяч человек. И даже во время пандемии сотни людей звонят, пишут мне, обращаются со своими опасениями и трудностями. Конечно, сейчас я не могу встретиться с ними лично, но по мере сил стараюсь оказать духовную поддержку.

Я думаю, труднее всего сейчас приходится пожилым людям, которые оказались заперты дома и не могут встречаться с детьми и внуками, не могут обнять их. И оттого эти людинуждаются в поддержке прежде всего. То же самое касается имолодежи, детей, у которых нет возможности общаться со сверстниками, ходить в школу или в университет. Я очень беспокоюсь о молодых людях, которым нужно общение с друзьями, о детях, которые заперты с родителями – для всех это серьезный стресс. Тревогу вызывает и то, что в результате могут возникать семейные конфликты, насилие над детьми – то есть, такие вещи, которые в обычной обстановке для людей не являются нормой.

- Какие духовные советы Вы даете своим прихожанам во время пандемии?

- В такие времена, как сейчас, я считаю чрезвычайно важным исполнять утренние и вечерние молитвы, и уделять время духовному чтению – не только Евангельскому чтению на каждый день, но и книгам святых отцов, житиям святых. На мой взгляд, это необходимо.

Кроме того, я предлагаю людям по утрам зажигать лампады перед домашними иконами, и поддерживать огонь в них в течение дня. Это служит нам напоминанием о том, что вне зависимости от всех событий в мире, важнее всего то, что происходит в наших сердцах.

А еще я напоминаю людям о временах Советского Союза, когда храмы закрывались, верующие подвергались гонениям, и духовная жизнь поддерживалась в домах, которые становились домашними церквами.

Карантин позволил погрузиться в духовную жизнь

- То, что люди сейчас не могли ходить в храм в течение нескольких месяцев, создавало им психологические или какие-то еще проблемы?

- Некоторым – да. Но я также знаю многих, кто считает, что такова Божия воля, поскольку нынешняя ситуация заставила их работать над собой и проводить время в тишине перед Господом. Люди были вынуждены обратить внимание на свою внутреннюю, духовную жизнь. Многие до начала пандемии вели церковную жизнь только по выходным, приходили лишь на литургию в воскресенье, или в субботу на всенощную. Но в повседневности они были далеки от веры, и сейчас карантин заставил их более пристально посмотреть на себя, на свою семью. Теперь эти люди вводят православие в свою жизнь, и для них карантин, безусловно, сыграл положительную роль.

- Почему, на Ваш взгляд, одни люди не почувствовали проблем с карантином, а другие ощутили их?

- Я думаю, некоторые приходили на литургию потому, что это часть культуры, или потому что так принято в семье, но не воспринимали это серьезно. И многие из них сейчас впервые взглянули на православие по-настоящему. Другие же в этой слабости или, может быть, даже в ленивости, к которым ведет карантин, отделяются от церкви и от Бога. На мой взгляд, этим людям сложнее в психологическом плане.

- А какие уроки мы, как православные христиане, должны вынести из всей этой ситуации?

- Я думаю, мы должны понять, насколько важно вести духовную жизнь. Это касается не только воскресных служб, но и наших мыслей, действий каждый день, каждый час. Сейчас я вижу, что это начинает происходить в жизни многих людей – они утверждаются в православной вере, ведут постоянную духовную брань и хорошо себя чувствуют с психологической точки зрения.

- Что Вы как священник и профессиональный психолог можете посоветовать для снятия стресса в период пандемии, карантина и при выходе из него?

- Я рекомендую своим прихожанам выходить на улицу и гулять в парке или просто около дома хотя бы 30 минут в день. Брать с собой четки и читать Иисусову молитву. Сочетание этой молитвы и физической активности, хороших упражнений, помогает стабилизировать психологическое состояние. Помимо всего прочего, семьям это позволяет стать ближе, а детям – укрепиться в вере. Конечно, в больших городах это делать сложнее, но даже там можно найти парк, где можно поддерживать социальную дистанцию.

США сейчас похожи на Россию перед свержением Царя

- Волна насильственных протестов, прокатившихся по США в последнее время, была усилена пандемией и карантином?

- На мой взгляд, угроза пандемии послужила поводов для многих страхов. Я думаю, что статистика смертей, связанных с коронавирусом, преувеличена, и некоторые люди, которых назвали жертвами этого заболевания, умерли по другим причинам. Возможно, у них и был коронавирус, но на самом деле они скончались не от него, а от других болезней – скажем, от сердечного приступа.

В том, что эти протесты оказались настолько серьезными, безусловно сыграл роль и тот фактор, что многие люди в результате пандемии потеряли работу.

На мой взгляд, лица, стоящие за теми, кто вышел на улицы, пытаются устроить революцию. В том, что происходит сейчас в США, я вижу много признаков, схожих с теми, что имели место в России перед свержением царя. Многие представители поколения первых революционеров, которые были нацелены на то, чтобы Николай II отрекся от престола, позднее оказались в ГУЛАГе, поскольку к власти пришли марксисты. Они попросту использовали этих людей в своих целях. Сейчас в США я вижу похожую ситуацию, которая очень напоминает ранние этапы революции в России, и она меня очень беспокоит. В частности, христианство здесь настолько исключено из общественной жизни, что верующие все больше подвергаются гонениям. В особенности это касается православного духовенства.

- У Вас есть доказательства, или это Ваше личное ощущение?

- Я имею представление о том, что происходит, поскольку в 1970-е годы, еще до принятия монашеского сана, я был троцкистом и членом Центрального комитета Социалистической рабочей партии США (ЦК СРП). Так что, как видите, мне есть в чем каяться. Многие вещи, происходящие сейчас с молодыми активистами, являются зеркальным отображением того, что я со своими коллегами-троцкистами делал четыре десятилетия назад, и это меня беспокоит.

Сейчас в американском обществе сильны антироссийские настроения, что, на мой взгляд, связано с незнанием истории. Я думаю, всеми этими протестами руководят люди, которые в своем основании являются марксистами и хотят не только свергнуть американское правительство, но и расшатать саму страну. На мой взгляд, участники демонстраций просто не понимают, что в случае их успеха в США потом произойдет примерно то же самое, что и в России, когда к власти пришел Сталин. Эти люди могут быть брошены за решетку.

- То есть, на Ваш взгляд, США сейчас сталкиваются с предреволюционной ситуации? И как же ее избежать?

- США никогда не были столь разъединены, как сейчас – разве что во времена Гражданской войны 1861-1865 годов. Но тогда было четкое разделение между Севером и Югом, тогда как ныне различия проникают через границы штатов. Это находится в области сознания и способов мышления. К сожалению, общество сейчас игнорирует позицию христианства, прежде всего православия, что меня очень тревожит. Я знаю многих представителей духовенства, которые выражают опасения по поводу того, куда движется страна.

Возможно, если бы я не был пожилым человеком и знал бы русский язык, то уехал бы в Россию, чтобы не видеть всего, что происходит здесь. Но я остаюсь в США, мне 74 года, и я не говорю по-русски. Я чувствую, что Божий Промысл оставляет меня здесь, чтобы я постарался помочь тем, кто страждет из-за нынешних событий.

- Вы допускаете возникновение каких-то психологических проблем у людей в период выхода из карантина или позднее?

- Многие так называемые «медицинские официальные лица» предупреждают, что эта пандемия продлится очень долго, может быть, даже в течение нескольких лет. Это может полностью разрушить экономику и социальную структуру, что открывает путь для революции. Меня это тревожит. Кроме того, я волнуюсь за молодежь, потому что образовательная система в США сейчас делает то, чего в свое время добивались Советы – разрушения любых позитивных образов, которые были в православной церкви и в царской России. Все это было частью плана с целью взять под контроль души и сердца людей. На мой взгляд, то же самое сейчас происходит в США. И я думаю, что большинство людей понятия не имеет, кто на самом деле правит нашей страной. Это олигархи, которые располагают огромными средствами и не нуждаются в публичности. Они хотят, оставаясь в тени, заставить западную цивилизацию удовлетворять их нужды. Я понимаю, что это звучит как некая теория заговора, но я был троцкистом, и знаю, как все это происходит.

Важно погрузиться в молитвенную жизнь

- Каков Ваш духовный совет – что мы, православные христиане, должны делать, чтобы не допустить этого и выйти из ситуации достойно?

- Самое важное сейчас для нас – глубоко погрузиться в молитвенную и духовную жизнь. Важно читать духовные книги и причащаться как можно чаще. Кроме того, понять и не осуждать священников, которые были вынуждены закрыть храмы для прихожан по указанию государственных властей. Когда люди начинают осуждать своих пастырей, как раз происходит то, чего добиваются демоны для того, чтобы разъединить верующих. Мы должны молиться о наших епископах, о наших священниках и друг о друге. Кроме того, нам необходимо сконцентрироваться на том, чтобы поддерживать духовное трезвение в это непростое время. Это требует молитвы, поста, духовного чтения и любви – к своим соседям, детям, семьям и тем, кто нуждается в помощи.

Источник

Опубликовано в Религия и мир
Страница 1 из 3

Новости Херсонщины

Что пишут в соцсетях

  • Белорусский разлом - ТК Лабарум. Сим победиши
    Белорусский разлом - ТК Лабарум. Сим победиши Патриарший экзарх всея Беларуси, митрополит Минский и Заславский Вениамин на праздничной службе в честь Покрова в городе Гродно в Свято-Покровском соборе в своей проповеди, помимо прочего, сказал: «Хочется сказать, что и раньше в беседе со…
  • Александр Вознесенский. На Банковой готовятся к возможной победе Байдена
    Александр Вознесенский. На Банковой готовятся к возможной победе Байдена Понимает ли Зеленский, что, приглашая в Украину Варфоломея, готовит всплеск религиозной вражды? Думаю, что понимает. Судя по всему, на Банковой готовятся к тому, что Байден победит и готовят под это дело ряд проектов, заигрывая с…
  • Соблазн вседозволенности - ТК Лабарум. Сим победиши
    Соблазн вседозволенности - ТК Лабарум. Сим победиши Практика совместных богослужений иерархов и священников Константинопольской Церкви с католиками становится все более и более частой. Коллеги пишут о движении к унии. И это, вне сомнения, именно так. Но что мешает Поместным Церквям осудить это…

Сайт наполняется в том числе перепечаткой статей, фотографий и видео из открытых источников, при этом администрация сайта не обязательно согласна с позицией авторов статей и не несет ответственности за содержание материалов, размещенных на сайте seraphim.com.ua, если они являются дословным воспроизведением сообщений и материалов или их фрагментов, распространенных другим средством массовой информации.

Администрация сайта не несет ответственности за содержание сторонних веб-сайтов, на которые даются гиперссылки.